Стабильная нестабильность Каспийского региона

Если дать оценку текущего уровня политического риска в районе Каспийского моря, то его можно оценить, как средний. Незначительный и низкий уровень предполагает высокую степень предсказуемости и определенности, что не характерно для Каспийского региона, где:

  1. cохраняется напряженность между некоторыми прикаспийскими государствами;
  2. начинается милитаризация Каспия, что является, скорее сдерживающим фактором, чем инструментом агрессии;
  3. существует нестабильное правовое положение инвесторов, которое попытались выправить после подписания каспийских соглашений между Россией и Казахстаном, а также между Россией и Азербайджаном;
  4. тесная привязка политики прикаспийских государств, в районе Каспия со стабильностью правящих политических элит.
  5. высокий риск экологических катастроф, что может вызвать межгосударственные трения и значительный удар по темпам работ иностранных инвестиционных компаний;
  6. расширения сферы активизации экстремистских групп за счет Каспийского региона, то есть опасность использования терроризма, как нового инструмента каспийской геополитики.

В то же время, не стоит оценивать текущий уровень политического риска на Каспии, как высокий, как это пытаются делать некоторые эксперты. Признаками этого уровня является открытый вооруженный конфликт и абсолютная неспособность ведения бизнеса. На данный момент, опасности реального вооруженного конфликта между прикаспийскими государствами, по крайней мере, в ближайшее время, нет. Война на Каспии пока не выгодна ни одному из прикаспийских государств, в том числе и Ирану. США также пока не заинтересованы использовать конфликт Ирана с прикаспийскими государствами, как повод для военного вмешательства в эту страну.

Причины:

  • 1. до сих пор не решена проблема с Ираком.
  • 2. возникнет реальная угроза американским нефтегазовым компаниям. Но это не исключает инцидентов подобного рода и в будущем, до тех пор, пока не будет определена территориальная юрисдикция всех прикаспийских государств. После эйфории 90-х гг. сейчас складывается более или менее адекватная картина по поводу реального объема начинки «каспийского пирога». В частности, на недавней международной нефтегазовой выставке KIOGE в Алматы, специальный представитель Госдепартамента США по делам Каспия Стивен Манн утверждал, что Каспий имеет около 4% всех мировых запасов нефти, что тоже не мало. И согласно заверениям казахстанского руководства к 2015 году, по оптимистичным прогнозам, совокупная добыча нефти встране составит порядка 120-150 млн. тонн нефти в год. Другим важным вопросов являются пути транспортировки каспийской нефти. В конечном счете, как отмечают некоторые западные эксперты, в отличие от 90-х гг. прошлого века, США должны помочь России и Казахстану определить эффективные маршруты экспорта нефти и организовать финансирование этих проектов, а не препятствовать этому. Это реалистичный подход, так как Вашингтон при всем желании держать Россию под контролем, осознает, что:
  • в ближайшие несколько лет, казахстанская нефть с Каспийского региона будет транспортироваться только через КТК;
  • появление дополнительных нефтепроводов в обход России не гарантирует их заполняемости.В любом случае трубопроводный плюрализм дело будущего, но и он, в первую, очередь зависит от геополитической и геоэкономической ситуации в районе Каспийского моря. По сути перспективы этого региона могут зависеть от следующих моментов.
    1. От объема реально подтвержденных нефтегазовых запасов на Каспии. Выявление разницы между ожидаемыми и незначительными реальными запасами нефти и газа на каспийском шельфе Азербайджана, а также окончательно не подтвержденный объем запасов нефтегазовых ресурсов в районе казахстанской и российской части Каспия, до сих пор держит других инвесторов в неуверенности.
    2. От взаимоотношений прикаспийских государств и третьих стран. В первую очередь речь идет об отношениях между США иИраном, которые балансируют на грани серьезного политического конфликта.
    3. От политических процессов внутри прикаспийских государств, так как внутренняя нестабильность будет отражаться накаспийской обстановке.
    4. От общего мирового потребления нефти. Здесь существуют достаточно противоречивые прогнозы, от оптимистических в пользу экспортеров нефти, до пессимистических. К первому можно отнести прогноз Министерства энергетики США и Международного энергетического агентства. По их мнению, спрос на нефть стимулируемый США и странами ЮВА за 20 лет может подняться с 75-77 млн. барр. в сутки до 115-120 млн. баррелей. Если запасы Каспия подтвердятся, у прикаспийских государств есть шанс занять свою нишу на мировом рынке нефти с участием России при параллельном уменьшении влияния ОПЕК.

    Что касается пессимистического прогноза, то он опирается на возможное сокращение спроса на нефть за счет увеличение потребности в газе, в первую очередь на Западе. Но даже в этом случае перспективы Казахстана и России очень даже не плохие, так как падение спроса на нефть в течение нескольких ближайших десятилетий можно будет компенсировать увеличением добычи газа. Определенные опасения у пессимистов вызывает возможное изменение баланса военно-политических сил на Каспии связанного с активизацией Китая, что также может спровоцировать новые межгосударственные трения. Как и Персидский залив, Каспийский регион начинает приобретать явные признаки милитаризации, которые являются логическим продолжением все более тесного переплетения геополитики с геоэкономикой. Сейчас практически все прикаспийские государства начали активно увеличивать свое военное присутствие на Каспии. По словам командующего, войсками Западного военного округа Вооруженных сил Казахстан Ратмира Камратова, в создаваемом округе для обеспечения безопасности нефтедобывающих областейКазахстана будут дислоцированы 4 батальона. К числу одной из причин милитаризации Каспия можно выделить и безрезультатность переговоров по правовому статусу Каспия на фоне начала активных разработок нефтегазовых месторождений на Севере Каспия со стороны России и Казахстана. Военное усиление этих государств, а также Азербайджана имеет своей целью обезопасить работу своих и иностранных нефтегазовых компаний в условиях существующих трений между прикаспийскими государствами. Другой существенной причиной милитаризации Каспийского региона является также вполне реальная угроза экстремистской деятельности в зоне активных нефтяных разработок Азербайджана, Казахстана и России. С точки зрения любой террористической организации диверсии в районе Каспийского моря могут привести к достаточно серьезным последствиям:

  • спровоцировать межгосударственные столкновения, особенно если диверсии будут осуществлены на спорных нефтегазовыхместорождениях;
  • ударить по экономической безопасности некоторых государств, чей бюджет зависит от экспорта каспийской нефти;
  • ухудшить инвестиционный климат, что также нанесет удар, в первую очередь, по экономике Казахстана и Азербайджана;
  • террористические акты, как, например, взрывы действующих нефтепроводов или танкеров могут вызвать серьезныеэкологические проблемы, которые также способны привести к межгосударственным трениям.
  • Комментарии

    1 коммент на тему Стабильная нестабильность Каспийского региона

    1. Ботагоз
      15.03.2010 01:39
    2. Хорошая статья,а можно увидеть прогнозы по поводу дальнейшего определения статуса Каспия.Неужели Казахстан пойдёт на поводу у США и других стран?Мы не должны дать проникнуть западному капиталу в наше единственное морсеое сокровище..

    Оставьте Ваш комментарий...





    • Реклама