ИНТЕРЕСЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Толганай Умбеталиева, канд. полит. наук, стипендиат Фонда А.Гумбольдта (Германия), докторант (Postdoc) Университета им. А.Гумбольдта (Берлин) и Европейского Университета Виадрина (Франкфурт (Одер)

Центральная Азия достаточно продолжительное время не представляла интереса для ЕС, занятая «интегрированием» Восточной Европы в свой состав. Чем же можно объяснить такой пристальный интерес сейчас?

Как известно, зависимость ЕС от энергоресурсов, трехкратное повышение цен на них, газовый конфликт между Россией и Украиной привели к тому, что свое внимание Евросоюз стал концентрировать на поиске новых альтернативных путей обеспечения энергоресурсами. Нехватка энергоресурсов привела к тому, что этот рынок из сферы интересов частного бизнеса перешел в сферу государственных интересов и государственной политики ЕС.

Поэтому Брюсселем была выбрана политика выдвижения серии инициатив в отношении Центральной Азии. Данные инициативы объединяют в себе как мотивы экономического, так и политического характера. Но, как показывают последние события (председательство Казахстана в 2010 г. в ОБСЕ, Стратегия ЕС, предложенный проект реформирования энергосистемы ЕС, поддержка Транскаспийского газопровода), экономическая составляющая перевешивает политическую.

ЕС принял в июне 2007 на заседании Европейского Совета новую стратегию по отношению к Центральной Азии на период с 2007 г. по 2013 г. Несмотря на то, что Стратегия рассчитана на краткосрочный период, все же она является политическим документом. Евросоюз, хотя и несколько туманно (определены цели, но не ясны механизмы их реализации.), но, так или иначе, обозначил свою позицию и интересы в регионе на нынешнем этапе.

Вопросы политической сферы – права человека, реформирование политической системы, находятся не на первом месте в принятой Стратегии. Тогда как энергетическая политика и обеспечение энергетической безопасности выступают приоритетными. Тем самым, экономические интересы ЕС в регионе выражены четко, основной акцент ставится на секторе добычи и транспортировки энергоресурсов.

Такой поход объясняется, тем, что европейцев, в первую очередь, «пугает» нестабильность и непредсказуемость политических процессов в регионе. В связи с этим ЕС занимает более мягкую позицию в отношении оценки политической ситуации в странах ЦА. Берлин, как разработчик Стратегии, уверен, что жесткие требования и критические заявления не способствуют процессу демократизации и дальнейшему реформированию политической системы государств Центральной Азии.

Скорее наоборот, они считают, что это еще более «подтолкнет» их к тесному сотрудничеству с Китаем, исламским миром и Россией. Более того, произойдет изменение курса политического развития в сторону авторитаризма и тоталитаризма, что в конечном итоге, расширит зону нестабильности. Поэтому, согласно позиции, прежде всего, немецкого правительства, целесообразнее поддержать те небольшие, но подающиеся надежды на реформирование, импульсы, избегая при этом резких заявлений.

Утверждение на пост председателя ОБСЕ в 2010 г. Казахстана является также еще одним доказательством того, что ценностный аспект внешней политики ЕС в настоящее время является не доминирующим. Как известно, энергоресурсы остаются одним из серьезнейших вызовов для Европы, поэтому собственные потребности, связанные с вопросами энергетической безопасности, оказались решающими для Евросоюза при формировании внешней политики.

В связи с этим пост председателя ОБСЕ можно рассматривать как проявляемую лояльность Казахстаном к энергетическим проектам, которые лоббируются или будут лоббироваться Западом в будущем. Вместе с тем, не стоит исключать, что договоренность, возможно, была достигнута взамен на отказ Казахстаном поддержки позиции России в вопросах реформирования ОБСЕ. Дисбаланс в соотношении политического и экономического составляющих внешнеполитического курса Брюсселя очевиден. ЕС прекрасно понимает, что маршруты экспорта энергоресурсов могут стать более эффективными рычагами влияния в регионе, нежели политические. Хотя Евросоюзу придется конкурировать на достаточно напряженных рынках энергоресурсов с такими крупными странами, как США, Россия, но и Индия, Китай. Брюссель отдает предпочтение «формированию» экономических механизмов влияния в регионе.

В связи с этим, тактика ЕС в ЦА в энергетической сфере подразумевает: 1. Активное участие в процессе добычи на шельфах Каспийского моря; 2. Использование действующих трубопроводов; 3. Участие в строительстве новых альтернативных нефте- и газовых трубопроводов. В частности, Евросоюз в начале декабря одобрил строительство Транскаспийского газопровода в обход России и Ирана, являющийся альтернативой Прикаспийскому, инициированный Россией.

По мнению представителей ЕС, «Транскаспийский газопровод экономически рационален. Он предназначен для транспортировки газа из Центральной Азии по дну Каспийского моря в Азербайджан, оттуда в Грузию и Турцию, а затем в Евросоюз». Строительство газопровода планируется завершить к 2010 г.

Данный трубопровод, в случае реализации, вкупе с инициативами по реформированию энергосистемы Европы, способен решить и другую важную стратегическую задачу – снизить зависимость от России, так, в частности, цель заключается не только в строительстве трубопровода в обход России и Ирана, но и ограничить доступ «Газпрома» на европейские рынки. Не исключено, что данные меры направлены также на недопущения повторения ситуации с Россией – ограничить возможности монополизации газового рынка одним субъектом.

В частности, предложенный пакет законодательных инициатив направлен на изменение роли и влияния монополии газовых компаний. Это предполагается достичь путем запрета компания, добывающим ресурсы, владеть любыми долями в собственности газотранспортных компаний в странах Европы. Компании-производители могут оставаться совладельцами газотранспортной инфраструктуры, но при этом передать управление независимым операторам.

Таким образом, предлагая разделить добычу, транспортировку и сбыт, ЕС пытается снизить степень влияния монополистов, способствовать росту конкуренции и снижению уровня цен для потребителей, а также закрыть любые инвестиции в газотранспортную инфраструктуру стран ЕС. И, скорее всего, Евросоюз пытается сузить возможности расширения присутствия «Газпрома» на европейских рынках, снижая, тем самым, и его политическое влияние.

Исходя из того, что энергетическая тема является важным конкурентным полем, любое заявление крупного игрока рынка вызывает в нем большие изменения. Поэтому заявление ЕС о целесообразности строительства Транскаспийского газопровода, который является частью Евразийского энергетического коридора, инициированного США, а также предложенные Брюсселем реформы в этой сфере, направлены на внесения изменений на складывающуюся ситуацию.

Ведь, от заявления до реализации проекта необходимо решение ряда проблем, не включая финансовых, - нерешенный статус Каспийского моря, маршрут трубопровода проходит по территории многих государств, речь идет о спорных месторождениях, наполняемость трубопроводов.

Немаловажное значение оказала проявляемая активность другим крупным игроком - Китаем в центральноазиатском регионе, а также сотрудничество стран ЦА с Китаем в рамках ШОС. Если доминирование России в регионе рассматривается как исторически сложившееся, то в присутствии Китая эксперты видят больше негативного влияния на республики ЦА – в частности, отмечалось, что для ЦА выгоднее сотрудничество с ЕС в вопросах политического реформирования, нежели с Россией и Китаем. Вместе с тем ЕС учитывает ошибки США при выстраивании отношений с республиками ЦА. В частности, предлагается гибкий – как встречи на региональном уровне государств в рамках ЕС-ЦА, так и двусторонний формат переговоров. Кроме того, Евросоюз нацелен на «равное» сотрудничество со всеми республиками, учитывая специфику каждой республики. Такой подход в вопросах выстраивания отношений с республиками; - нахождение компромиссов – учет интересов и потребностей партнеров при решении собственных проблем, является более эффективным, нежели выбор одной республики, в качестве «главного».

Таким образом, можно отметить, что на повестке дня ЕС вновь появились проблемы энергетической безопасности. В связи с чем, Евросоюз пытается решить, возникшие проблемы, как путем поиска альтернативных путей обеспечения энергоресурсами, так и защищая свой рынок, вырабатывая единую энергетическую политику. В этой связи Центральная Азия выступает объектом внимания Европы, которая способна послужить решению стратегически важных задач.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама