Военная доктрина Казахстана и геополитика

Группа оценки рисков

В отличие от некоторых стран, Казахстан не страдает комплексом сверхдержавы. Астана пытается лишь закрепить за собой статус одного из влиятельных игроков субрегионального плана. Это хорошо видно по нашим многочисленным международным инициативам. Но главная задача Казахстана - обеспечить собственный суверенитет, территориальную целостность в период новой геополитической турбулентности (особенно на постсоветском пространстве), а также создать благоприятные условия для экономического развития и внутриполитической стабильности. То есть государство, которое ослаблено изнутри легко становится игрушкой в руках более сильных геополитических игроков.

В то же самое время, серьезной альтернативы у многовекторной внешней политики Казахстана нет. Кстати, в свое время был интересный тренд. Даже представители казахстанской оппозиции долгое время совсем не критиковали внешнюю политику страны, считая ее вполне адекватной. Но ситуация изменилась после создания Таможенного союза, когда стали появляться первые разговоры о трещинах в нашей многовекторной внешней политике по причине чрезмерного перекоса в сторону России. Эта дискуссия получила второе дыхание на фоне украинских событий. Возник вопрос о том, как Казахстану сочетать свою многовекторную политику, которая в течение долгого времени создавала определенный баланс геополитических сил, с тесными интеграционными процессами в рамках Евразийского экономического союза. Тем более что на наших глазах создаются очень опасные модели разрешения конфликтных ситуаций. Все это говорит о том, что только наша равносбалансированная внешняя политика дает Казахстану определенное поле для маневров, не загоняя нас в угол чрезмерных обязательств, которые могут представлять угрозу для нашей политической или экономической независимости.

Что касается казахстанской военной доктрины, то в ней четко говорится о том, что целевое финансирование Вооруженных Сил РК должно составлять не менее 1% ВВП страны. Хотя уже звучали предложения увеличить это финансирования до уровня 1,5% и даже больше. Как гласит классическая поговорка: «Если вы не будете кормить свою армию, то вам придется кормить чужую». При этом наши вооруженные силы, в основном, готовятся к конфликтам низкой и средней интенсивности. Но, ни в количественном, ни в качественном плане казахстанская армия, конечно, не сможет конкурировать с нашими крупными соседями, в лице России или Китая.  Главная проблема состоит в том, что с точки зрения глобальной конкуренции, ни в военном, ни в экономическом плане Казахстан не относится к сильным игрокам. Именно поэтому с самого начала,  руководство страны сделало ставку на гарантии международных договоров и на нашем участии в многочисленных региональных объединениях. То есть национальная безопасность Казахстана зависит не только от вооруженных сил, а от многочисленных международных соглашений, которые дают трещины в последние годы в связи с кризисом системы международного права и с активизацией «дипломатии канонерок». Конечно, Казахстан рассчитывает на помощь некоторых военно-политических блоков в лице, например, ОДКБ, в случае появления реальных военных угроз любого уровня. Но ОДКБ, с момента своего создания, пока еще не показал себя на практике. Только в последнее время, началась какая-то активность этой организации в рамках созданных Коллективных сил оперативного реагирования на таджикско-афганской границе. В то же самое время, любой призыв к другим государствам обеспечить нашу собственную военную безопасность грозит превратить Казахстан в сателлита более сильного игрока, который эту безопасность якобы захочет гарантировать. Таким образом, мы попали в довольно сложную ситуацию, при которой, с одной стороны, сами не сможем обеспечить свою безопасность только за счет вооруженных сил. С другой стороны, чрезмерная военно-политическая интеграция с каким-то более сильным геополитическим игроком, грозит серьезными проблемами в будущем, так как нас могут втянуть в чужой конфликт. Вот мы сейчас, например, участники ОДКБ, и я внимательно слежу за выступлениями генсека этой организации в лице Николая Бордюжи. В последнее время, особенно на фоне украинских событий, в рамках ОДКБ, он все активнее лоббирует российскую позицию по тем или иным международным событиям. В частности, Н.Бордюжа не так давно заявил о неконструктивных и зачастую открыто враждебных инициатив ЕС и НАТО по отношению к России и ОДКБ. Что касается России и ОДКБ, то так оно и есть. Но если посмотреть на военную доктрину Казахстана, то в ней четко прописано, что НАТО для нашей республики также является партнером, особенно в рамках миротворческих операций. Возникает довольно странное противоречие. Ведь у нас есть свои собственные национальные интересы. И они не обязательно могут совпадать с российскими, китайскими или американскими целями. В конечном счете, Казахстан все-таки не поддержал российскую инициативу ввести эмбарго на импорт тех же украинских товаров и не ввязался в войну санкций. Более того, Астана старается наладить тесные политические и экономические связи с Киевом, как это было в свое время с Тбилиси, во время российско-грузинского конфликта. При этом Казахстан все время призывает Киев и Москву решать конфликтные вопросы только за столом переговоров.

Кстати, в той же военной доктрине РФ говорится о таком явлении как протестные настроения населения. Но, при определенных условиях, например, для достижения своих геополитических целей, Россия также может использовать протестные настроения и среди жителей Казахстана, как это было в той же Украине. В течение долгого времени аналогичную модель активно использовали и США, в период разных «цветных революций». То есть модель классическая. А режиссеры разные. Это опять же к вопросу о том, возможен ли украинский сценарий в Казахстане? Многие опасаются эту тему поднимать, а я думаю, что ее нужно спокойно обсуждать. Особенно среди аналитиков. Тем более что даже на уровне руководства Казахстана уже стали звучать предложения по поводу того, что необходимо сделать внутри страны, чтобы здесь не было второй Украины. В конечном счете, всегда лучше учится на чужих ошибках. Заниматься моделированием ситуации, беря в качестве стресс-теста реальные военные и прочие конфликты, которые происходят в разных регионах мира, и, особенно, на постсоветском пространстве.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама