Интервью. Украина, ЕАЭС и позиция Казахстана.

Октябрь 30, 2014
Интервью  ·    

1.Изменит ли отношение властей Казахстана к ЕАЭС ситуация в Восточной Украине?

При нынешней власти, вряд ли что-то изменится. По крайней мере, сам договор о создании ЕАЭС все-таки подписали в Астане, несмотря на то, что российско-украинский конфликт был в самом разгаре. Не стоит забывать, что президент Казахстан воспринимает ЕАЭС не как российский проект, а как свое детище, которое он хочет оставить в наследство будущему руководству Казахстана. Ведь этот интеграционный проект не разовая акция, а проект, который затрагивает интересы Казахстана в среднесрочной перспективе и может отразиться на будущих поколениях казахстанцев. Надо быть реалистами и понимать, что для действующей власти весь этот эксперимент с интеграцией является частью выстраивания президентского имиджа, как главного интегратора постсоветского пространства. Не стоит забывать, что, со стороны Казахстана, здесь много субъективных моментов связанных с желанием главы государства закрепить за собой роль субрегионального лидера. Хотя еще не факт, что после смены власти в Казахстане или в Беларуси, ЕАЭС долго продержится. Горизонт неопределенности довольно большой. Хотя, с другой стороны, текущие события в Украине, еще больше убедили Казахстан в том, что ЕАЭС должен быть экономическим союзом, без политических игр. Это, кстати, было продемонстрировано Астаной и Минском, когда они не поддержали Россию в ее решении ввести новые ограничения на импорт украинской продукции в страны Таможенного союза.

2.Как скажутся санкции западных стран к России на нашей экономике и будущем ТС, ЕЭП и ЕАЭС?

Все зависит от уровня жесткости этих санкций. Как показывает опыт двух наших последних девальваций национальной валюты, начиная с 2009 года, одной из причин их проведения также называли экономическую ситуацию в России, которая, естественно, может ухудшиться в случае введения долгосрочных санкций по разным направлениям. То есть одной из чувствительных точек для Казахстана является курс российского рубля. Не так давно председатель Национального банка Казахстана Кайрат Келимбетов сказал, что введение возможных экономических санкций в отношении России тревожит казахстанские власти, так как существует 36% российского импорта в Казахстан, а из республики в Россию идет 7% казахстанского экспорта. В любом случае, экономическое ослабление России, прямо или косвенно, заденет и Казахстан, чей рост ВВП в этом году уже был снижен некоторыми экспертами до 4,7-5%, не только в связи с новыми проблемами на Кашагане или по причине наличия большого количества токсичных кредитов в нашей банковской системе, но также с учетом нестабильной экономической ситуации в соседней России. Одним словом, если санкции потянут Россию на дно экономической рецессии, то это автоматически снизит и нашу инвестиционную привлекательность, ведь мы же в одной лодке под названием ЕАЭС. И здесь никакая реорганизация нашего правительства не поможет. То есть ЕАЭС будет больше напоминать «Титаник», чем Ковчег. Ведь не став сильными изнутри, не снизив коррупцию, которая мешает нашему экономическому развитию, не объединив общество, которое сейчас страдает «идейным сепаратизмом», не повысив легитимность власти, было бы глупо надеяться, что мы станем сильнее через участие в каких-то региональных объединениях.

Кроме этого, мы с Россией сильно завязаны в энергетической сфере. Кстати, наше министерство нефти и газа РК уже заявило о том, что прорабатывает вопросы по поиску альтернативных маршрутов экспорта нефти на случай усиления санкций в отношении России, из-за ситуации на Украине. Это делается, если вдруг Запад захочет ввести ограничения по экспорту российской нефти. Хотя такой сценарий маловероятен, так это затронет интересы и западных нефтегазовых компаний, которые работают в Казахстане, так как они экспортируют значительные объемы своей нефти через Россию, через тот же КТК.

3.Не изменится ли в ближайшем будущем позиция Назарбаева по ЕАЭС, заключающаяся в том, что о политическом союзе нет речи?

Астане уже приходится учитывать тот факт, что часть казахстанского общества, воспринимает ЕАЭС больше как угрозу, а не как возможность. Более того, в отличие от того периода когда готовился договор о создании Таможенного союза, в этот раз власть довольно нервно реагировала на критиков создания ЕАЭС. Это выразилось в мощной информационной кампании в поддержку этого интеграционного проекта. При этом на всех уровня подчеркивалось, что речь идет только об экономическом союзе, без всяких политических надстроек. Хотя, это конечно, миф. Так как основная проблема ЕАЭС в том, что если для Казахстана, это пока только экономика, то для России, в первую очередь, геополитика. Кстати, события в Украине также являются следствием неудачной попытки Москвы втянуть эту страну в сферу влияния Таможенного союза. Самое интересное, что и сторонники, и противники этого интеграционного проекта призывали друг друга внимательно прочитать сам договор о создании ЕАЭС, что многие и сделали, найдя в нем лишь то, что оправдывало их оптимизм или пессимизм. Одним словом дискуссия продолжилась, но уже со ссылками на сам договор, в котором как выяснилось, по признанию самих чиновников, все-таки были заложены «политические мины», о которых давно предупреждали скептики. Это и введение общего гражданства, и реализация совместной внешней политики, и общая охрана границ и т.д. Но, в таком случае возникают два закономерных вопроса. Во-первых, почему эти вопросы вообще появились в договоре, если с самого начала всех убеждали в том, что ЕАЭС это только экономический проект? Во-вторых, интересно, были бы казахстанские чиновники так внимательны, если бы не тот самый негативный общественный резонанс, который возник в связи с подготовкой подписания договора о создании Евразийского экономического союза?

4.Как Кремль может надавить на Акорду относительно того, чтобы она высказала-таки свою позицию относительно ДНР и ЛНР?

Со стороны Кремля это было бы глупо делать. У России сейчас и так мало партнеров на постсоветском пространстве, чтобы еще пытаться оказывать давление на Казахстан. В конечном счете, наша республика отличается от той же Беларуси, на которую Россия уже не раз оказывала давление. Это отличие состоит в том, что, во-первых, мы все еще пытаемся поддерживать многовекторную политику и, во-вторых, у нас есть определенная энергетическая самостоятельность. Как показывает практика, именно нефтегазовый рычаг давления наиболее популярен в Кремле. Нет у нас и такой чувствительной зоны, как массовая трудовая миграция в Россию, что является более серьезной проблемой для Таджикистана, Узбекистана или Кыргызстана. Кстати, и этот рычаг, Россия в свое время пыталась использовать против Таджикистана, во время инцидента с задержанием российских летчиков таджикскими властями. Но и здесь Россия не может использовать антимигрантские точки давления на Астану. Также не стоит забывать и о китайском факторе, который явно составляет серьезную конкуренцию российскому влиянию не только в Казахстане, но и во всей Центральной Азии. К тому же, Астана ведь до сих пор не признала независимости Южной Осетии и Абхазии, на чем в свое время также настаивала Москва. И отговорка была довольно хитрая. Это непризнание Казахстаном независимости Республики Косово. Думаю, что и в этот раз Астана всегда может сослаться на этот прецедент. Тем более что признание независимости ДНР и ЛНР не выгодно Казахстану также еще по двум причинам. В первую очередь, это вполне серьезные риски роста сепаратистских настроений в нашей республике, а также тот факт, что ДНР и ЛНР в случае такого признания будут тут же проситься в ЕАЭС.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама