Мифическая «интеллигенция» в Казахстане. Синдром приказчика.

Интервью для газеты "Central Asia Monitor"

http://camonitor.com/11833-.html

29-05-2014, 22:57

Вопросы задавал Адольф АРЦИШЕВСКИЙ

Крах интеллигенции
Он - некая константа на страницах печати и в интернет-пространстве, и эта его вездесущность, как проникающая радиация, являет собой невольную загадку. Он не оракул, но, очевидно, нет такого вопроса, на который он с готовностью и с исчерпывающей полнотой не дал бы ответа. Учредитель и директор консалтинговой аналитической организации "Группа оценки рисков", кандидат политологических наук Досым Сатпаев согласился ответить на наши вопросы, касающиеся современной интеллигенции. "Чего изволите?", или Синдром приказчика - Почему так резко упал авторитет интеллигенции в наши дни? - А что такое интеллигенция? Многие ошибочно считают, что это люди умственного труда, некие "инженеры человеческих душ", как говорили в советское время. В любом случае, отвечая на этот вопрос, надо копнуть чуть глубже, ведь то, что у нас ошибочно именуется "интеллигенцией", таковой на самом деле не является. И если слово "авторитет" в переводе с латинского означает "власть" и "влияние", то в случае с интеллигенцией имеется в виду власть морально-этическая плюс некая готовность к самопожертвованию. Своего рода готовность к "моральному харакири". Возможно, все это было до советской системы, когда, по сути, и возникло само понятие "интеллигенция". Но с приходом новой власти все поменялось. Помнится, Владимир Ленин произнес фразу о том, что "интеллигенция мнит себя мозгом нации, а на самом деле есть не мозг, а г...". Иосиф Сталин был более практичным, посчитав, что новой системе нужны не морализаторы, а идеологи, не альтернативные центры "моральной власти", а винтики пропагандистской системы. Вот и назвал он "интеллигенцию" межклассовой прослойкой. С одной стороны, вроде второстепенная, унизительная социальная роль, не "класс", не "слой", а всего лишь прослойка. С другой стороны, вполне четко было обозначено место "советской интеллигенции" как "обслуживающего элемента", а не общественного класса. Вот и стали появляться "красные" писатели, театральные деятели того же цвета, композиторы и проч., которые выполняли роль прислуги для власти - в обмен на материальные блага. Кстати, Антонио Грамши считал, что любая правящая элита старается сформировать некий слой людей, которые должны быть наделены искусственным статусом "интеллигенции". Он называл ее "приказчиком" господствующей группы. Так вот, проблема так называемой творческой интеллигенции Казахстана состоит в том, что она больше прислуживает власти, чем служит обществу. Конечно, объективности ради стоит сказать, что даже в советской системе были люди, которые смогли сохранить в себе определенные элементы классической "интеллигентности", как, например, академик Дмитрий Лихачев. Были и те, кто пытался убежать из этой идеологической матрицы, становясь диссидентами. Но это было больше исключением из правил. В Казахстане тоже есть свои исключения в лице Ермека Турсунова или Герольда Бельгера, которые пытаются возродить авторитет свободной мысли и честного слова. Надеюсь, что за ними последуют и другие.   Динозавры или инноваторы? - Падение авторитета - это закономерный процесс в современных условиях, или же это связано с особенностями именно нашей национальной интеллигенции? - Как я уже отмечал выше, наша "национальная интеллигенция" страдает теми же болезнями, что и бывшая советская. Хотя падение авторитета является закономерным процессом, который связан не только с советской традицией формирования прикормленной "творческой интеллигенции", которую весьма едко показал Михаил Булгаков в своей книге "Мастер и Маргарита". Просто в XXI веке главной фигурой становится не "интеллигент", а "интеллектуал" в узкой специализированной сфере. Кстати, даже в Советском Союзе образовательная система готовила хороших интеллектуалов, особенно в производственно-технической и научной среде. И ее представителей тоже ошибочно называли технической и научной интеллигенцией. Что касается сегодняшнего дня, то обратите внимание на интересный тренд. Кто сейчас являются глобальными трендсеттерами (инноваторами)? В основном представители высокотехнологических сфер, а не мыслители современности. Тот же покойный Стив Джобс, основатель "Facebook" Марк Цукерберг или один из создателей "Google" Сергей Брин. Звание "человека года", по версии журнала "Time", присуждается политикам, бизнесменам, актерам или историческим деятелям. Кому угодно, но только не тем, кого принято именовать "интеллигентами". С одной стороны, возникает ощущение, что, как и эра динозавров, время "интеллигенции" закончилось уже давно, поскольку серьезно поменялась окружающая социальная, политическая и психологическая среда. И, может быть, нет смысла гоняться за химерой "интеллигентности", а следует больше внимания уделять росту того самого человеческого капитала, который взращивает "интеллектуалов"? В конечном счете конкуренция мозгов сейчас становится более жесткой. Но, с другой стороны, данная ситуация настораживает, так как любому обществу все-таки нужны моральные авторитеты, не только исторические, но и современные. У нас же если и используется понятие "авторитет", то только по отношению к представителям уголовного мира. Но всегда нужны люди, которые как нравственные бенчмарки могли бы стоять над любой конъюнктурой и выступать в роли социальных предохранителей, способных мобилизовать массы вокруг своих созидательных, а не разрушительных идей. Не суть важно, как они называются - "интеллигенция", "государственники", "патриоты". Наличие таких людей говорит о том, что общество еще не является окончательно больным. И возникает такое ощущение, что XX век был богат не только на злодеев, но и на тех, кого можно отнести к классическим "интеллигентам", как, например, Махатма Ганди, который, кстати, был под сильным влиянием философии Льва Толстого. А философия непротивления, ненасильственного сопротивления тоже часто ассоциируется с "интеллигентской" позицией.   Нужно ли телеге пятое колесо? - Насколько прислушивается к интеллигенции власть, или же власть ее просто использует в своих интересах? - А вы прислушиваетесь к тому, чего нет? Вряд ли. Есть большое количество людей, которых власть и, что самое смешное, они сами относят к творческой интеллигенции. Но часто в этом словосочетании нет ни "творчества", ни "интеллигенции". Власть крепко держит многих из этой среды на коротком поводке материальных благ, званий, премий, жилплощади и всего того, что было у советской "творческой интеллигенции". И если это так, то какой смысл прислушиваться к тому, что гуляет у вас на поводке? Кто-то правильно сказал, что самая драматическая ситуация для "интеллигенции" - это не когда власть ее репрессирует, а когда она ее игнорирует. - Влияет ли интеллигенция хоть как-то на настроения в обществе? - Во-первых, если исходить из того, что изначально в основе "интеллигентского" восприятия мира лежит некое диссидентское или скептическое отношение к государственной власти меньшинства в пользу защиты интересов большинства, то понятно, что элитам нет необходимости поощрять рост и влияние таких настроений в обществе. Тогда с этими настроениями вроде должна работать прикормленная "творческая интеллигенция". Но в этом вся сложность, так как она эту функцию не выполняет по вышеизложенным причинам. Возникает вопрос: а кому, кроме власти, она вообще нужна? Ведь настоящую интеллигенцию нельзя создать искусственно. Во-вторых, в Казахстане нет ни одного человека, который своим словом или делом влиял бы на все общество. Я здесь не имею в виду использование силового или административного ресурса, который лишь создает иллюзию всеобщего послушания. Как говорится, власть силы неравномерна силе власти, в том числе моральной. Хотя мировая практика говорит о том, что моральные авторитеты могут появляться не в сытые времена, а в голодные, в эпоху серьезных испытаний и перемен для всего государства. В-третьих, наше общество не монолитно, оно состоит из большого количества разных социальных, демографических, этнических и политических групп, и в каждой из них есть свои лидеры мнения, которые могут влиять на эти настроения. Такие лидеры мнения есть в русскоязычной и в казахскоязычной среде, на провластном и оппозиционном информационных полях, в off-line и on-line. Но эти влияния часто фрагментарны, конъюнктурны и довольно неустойчивы, что является признаком "идейного сепаратизма", а не классического плюрализма.   Ярмарка тщеславия в наши дни - И в связи с вышеизложенным: в какой степени государство должно участвовать в культурной жизни, какие её сферы оно должно поддерживать, а какие отдать на откуп рынку? - Кто-то сказал, что в сфере экономики государство - плохой менеджер. Думаю, что в сфере культуры там, где появляется чиновник, начинается "политпросвет". Еще хуже, если культурной жизнью начинают дирижировать те, кто сам недавно вышел из грязи в князи. Тогда и появляется "культур-мультур". Поэтому культурная жизнь страны должна иметь не только государственные источники финансирования, но и альтернативные каналы. Например, часть ответственности за культурную жизнь в стране государство должно возложить на наших олигархов, создав для этого удобные экономические механизмы, в том числе налоговые льготы для благотворительной и меценатской деятельности. Необходимо создать культ мецената, который сменит культ "хапуги". Это решит две проблемы. Во-первых, поможет привлечь деньги в искусство и культуру. Во-вторых, позволит немного изменить негативный образ наших "денежных мешков" в глазах общественности. Кстати, в соседней России это начали делать немного раньше, больше используя добровольно-принудительный метод давления. По крайней мере, Виктор Вексельберг уже открыл частный музей, посвященный ювелирному искусству Карла Фаберже, а подруга Романа Абрамовича - Дарья Жукова курирует центр современной культуры "Гараж". Конечно, всегда была культурная жизнь для знати и китч для масс. В античные времена и в эпоху Ренессанса многие шедевры мировой культуры вообще появились благодаря прихоти и заказам элиты, как следствие ярмарки тщеславия. Сейчас ярмарка все такая же, а шедевров нет. Если же они и появляются, то часто вопреки, а не благодаря поддержке со стороны элиты. Поэтому самое лучшее, что может сделать государство для культурного развития общества, - это повысить количество образованных людей со средним достатком. То есть надо вспомнить знаменитую иерархию потребностей Абрахама Маслоу, где духовные потребности находятся ближе к вершине пирамиды, а в ее основании лежит все, что связано с удовлетворением физиологических потребностей. Проще говоря, в бедном обществе книга больше воспринимается как средство для топки печи, а театр как место сбора зажравшихся "буржуев". Конечно, наличие среднего класса и инфраструктуры для культурного времяпрепровождения (театры, библиотеки, музеи и т.д.) не гарантирует автоматического роста культурного уровня всей нации. Пример США является одним из самых наглядных. Но у человека всегда должен быть не только выбор, что почитать, кого послушать или куда сходить, но также свободное время и деньги, которые он может потратить на свое культурное развитие. При этом не будем забывать о таких институтах социализации, как семья, школа, религиозное учреждение, университет и т.д., которые с самого рождения формируют человека и его представления о мире и о себе в этом мире. Кризис этих институтов, в котором часто виновата сама власть, может превратить человека в "быдло", тогда как их эффективная деятельность формирует мыслящих граждан с определенными духовными потребностями, в том числе с потребностью в культурной жизни.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама