ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ МИРАЖИ. Интервью для газеты “Central Asia Monitor”.04.09.2014

http://camonitor.com/13281-dosym-satpaev-eto-ne-ideologi-a-portnye-kotorye-shyut-vtoropyah-i-nekachestvenno.html

"Доктрина национального единства", "Стратегия-2050" "Общество всеобщего труда", "Мангилик ел" … Практически каждый год Казахстан штампует инициативы, претендующие на роль "национальной идеи". Однако они не только не доходят до сознания народа, но даже не остаются в памяти самих чиновников, которые якобы активно их продвигают. О причинах непопулярности и провальности всех этих громких проектов мы беседуем с казахстанским политологом Досымом Сатпаевым.
- Досым Асылбекович, как вы считаете, почему многочисленные идеологические инициативы, выдвигаемые властью, в Казахстане не работают?
- Потому что разработчики этих многочисленных идеологических конструкций часто сами не верят в то, что хотят предложить обществу. Я как-то уже упоминал проблему деидеологизации элиты, которая в основном кучкуется не вокруг идей, а вокруг "серых кардиналов". Ее больше интересует "золотой телец", чем какие-то общественные идеалы.
Интересно, что глава государства сам часто использует античный афоризм: "Кораблю, который не знает, куда плыть, ни один ветер не будет попутным". Это касается и текущей ситуации. У нас вся существующая идеологическая конструкция завязана только на личности президента. То есть государственная идеология у нас так же персонифицирована, как внутренняя и внешняя политика. И если с капитанского мостика рано или поздно уйдет капитан, который к тому же не оставит карты и компас, то этот корабль может налететь на рифы. В этом есть серьезный риск. Поэтому нет смысла ставить памятники политикам. Их всегда могут снести.
Лучший памятник для любого государственного деятеля - это та созидательная идея, которую он взрастил в общественном сознании всерьез и надолго, которая мобилизовала власть и общество. У нас такого идейного стержня нет. Все вроде бы плывут на одном корабле, но при этом абсолютно по-разному понимают, куда он плывет и с какой целью. Поэтому все инициативы, презентованные властью в последние годы, являются лихорадочной попыткой найти некую идейную основу, которая позволила бы сформировать единство внутри Казахстана, между разными социальными, этническими и демографическими группами.
- То есть идеологи от власти неспособны сгенерировать "работающую" национальную идею? Что им мешает?
- Национальная идея в Казахстане – это как призрачный корабль "Летучий голландец": многие о нем слышали, кто-то даже видел, большинство уверены, что он существует, но доказательств нет. Хотя за двадцать с лишним лет, прошедшие с момента обретения независимости, в Казахстане уже могли бы быть заложены ее зачатки. Но об этой проблеме всерьез задумались лишь в последние годы. И это неудивительно, ведь все 1990-е и начало 2000-х гг. наша элита больше занималась первоначальным накоплением капитала, чем заботилась об идейном стержне. Кстати, она и сейчас путает национальную идею не только с государственной идеологией, но даже с некоторыми экономическими программами. Дошло до того, что новой национальной идеей кто-то из чиновников назвал программу форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана. Но ее нельзя разработать в кабинетах чиновников, где царят синдром временщика и оторванность от реальных проблем общества. Любая национальная идея должна отражать две или три базовые социальные ценности, вокруг которых сложился бы консенсус не только внутри общества, но и между обществом и властью.
Например, до сих пор болезненным является вопрос об идентичности в Казахстане. Одни считают, что она должна быть гражданской. Другие, что этнической. И здесь заложена одна из мин замедленного действия. В том же проекте Концепции культурной политики в Республике Казахстан много говорится о нравственных ценностях, о создании какого-то "общества прогрессивных идеалов" и о формировании не менее аморфной "конкурентоспособной культурной ментальности". Но нет четкой расшифровки, что входит в этот список идеалов, ценностей и ментальности. Аналогичная ситуация и с другими документами, которые берут на себя миссию того самого "компаса" и "карты", без которого заплутает упомянутый корабль.
Ведь даже идеология состоит из скелета в виде хорошо проработанной политической теории. У нас такой теории тоже нет. Помню, один из бывших "идеологов" от власти даже пытался свести эту теорию к термину "авторитарная демократия". Но и об этом довольно быстро забыли. В идеологии также должно быть "мясо", каковым является некий общественный идеал, к которому все стремятся: "построение коммунизма" при СССР или "американская мечта" в США. А всякого рода доктрины или идеологические инициативы - это лишь верхняя одежда. В нашем же случае выходит, что в чиновничьих кабинетах сидят, скорее, не идеологи, а "портные", которые шьют ее второпях, да к тому же некачественно. Поэтому все и выходит вкось и вкривь.
Но пока мы теряли время на разработку пустых идей, в Казахстане уже выросло целое поколение людей, которые привыкли жить в идейном вакууме, заполненном разными суррогатами. Ведь во все времена особенностью молодежи как социально-демографической группы являлось то, что она рассматривалась главным объектом социализации, которому должны прививаться те или иные социальные ценности и навыки адаптации к существующим правилам игры. Недаром молодых людей часто сравнивали с "Tabula rasa" (лат. - чистая доска), имея в виду, что отдельный человеческий индивид рождается без врожденного социального опыта или набора правил поведения. Естественно, от того, кто первый нанесет свои письмена на чистую доску (формальные или неформальные структуры, лояльные или радикальные по отношению к власти организации, государственная идеология или антисистемное влияние), будет зависеть как дальнейшая социальная роль молодых людей, так и будущее всей страны.
- Но зачем создавать то, что заведомо обречено на провал? Наверняка во всех этих "пустых выхлопах" есть еще какой-то смысл?
- С одной стороны, власть понимает, что общество расколото, фрагментировано. И эта атомизация общества рано или поздно приведет к серьезным проблемам для правящей элиты. Есть некое осознание того, что необходимо что-то сделать для минимизации этой деструктивной фрагментированности. Но власть постоянно наступает на одни и те же грабли, считая, что существующие на пропрезидентском поле политические игроки (партии, парламент, провластные НПО и др.) как раз и являются представителями народа. Хотя, как показывает практика, в основном эти игроки слабо отличаются от нашего номенклатурного аппарата. В тех же самых политических партиях работают партийные функционеры из числа бывших чиновников, в провластных общественных организациях такая же ситуация. У нас все политическое поле зачистили, понасоздавали искусственные структуры, которые имитируют бурную деятельность и при этом пожирают значительное количество денег. А потом, когда появляются "жанаозены" и "шаныраки", власть делает удивленное лицо: Как? Почему? Кто виноват?
Выходит, что разработкой национальной идеи занимаются люди, которые меньше всего интересуются тем, чем живет общество, какие в нем существуют точки зрения по поводу всех этих инициатив. Они представляют казахстанское общество таким, каким его показывают официальные СМИ: довольным и благодарным за счастливое настоящее, в ожидании еще более счастливого будущего. Пора перестать витать в этих иллюзиях. Для политиков это опасно. Как следствие, главную свою задачу чиновники видят в том, чтобы вовремя отчитаться: мол, все разработали, обсудили, народ поддерживает. А какой народ - не уточняется…. Через какое-то время все это с успехом забывается, и из уст главы государства или других высокопоставленных чиновников звучит очередная "интересная" идея, которая проходит похожий путь "мобилизации и консолидации общества вокруг власти".
По сути, то, что происходит с попытками "вброса" национальной идеи, наблюдается и в социально-экономической сфере, где разрабатываются столь же малоэффективные программы. Кстати, без реального, не мифического, социально-экономического развития страны также трудно взрастить патриотов. Ведь необходимо сокращать количество людей, которые считают себя чужими на этом празднике жизни. Нам нужна эффективная экономическая реформа, результатом которой будет не мифический рост ВВП, а увеличение среднего класса. Без этого любое общество радикализируется. А коррупционер никогда не будет патриотом… Тяжело требовать от простых людей лояльности, а тем более преданности существующей системе властных отношений, внутри которой во главу угла ставится не государственный подход, а конъюнктурный, не честная работа, а коррупционный механизм, где существуют не слуги народа, а господа-агашки.

Беседовала
Сауле ИСАБАЕВА

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама