Бои духовного значения

Октябрь 21, 2012
Brain Storming  ·    

Досым Сатпаев

Взаимоотношения государства и религии традиционно были довольно непростыми. По сути, существовала постоянная конкурентная борьба двух игроков за право управлять умами и душами людей. Тот, кто проигрывает эту битву, обычно теряет все остальное. Первые называли это борьбой за массы и электорат, а вторые за паству. Если побеждала светская власть, то, в лучшем случае, религия законодательно отделялась от государства. Как говорится: «Кесарю кесарево, а Богу Богово». В худшем, на место святых и богов ставились пьедесталы вождей и их «сакральных учений». Если победа была за духовенством, то появлялись теократические государства, которые хоть и являются сейчас редкостью, но для кое-кого все еще остаются образом для подражания.
Интересно то, что в Казахстане более или менее четкие правила игры в интеракции власти и религиозных организаций стали формироваться в последнее время и лишь только после того, как опять «неожиданно» для чиновников в стране активизировались деструктивные экстремистские силы. Но когда у наших «слуг народа» было время и желание всерьез задуматься не только о том, как живет человек, но и во что он верит? Ведь 90-е годы ушли в основном на распределение собственности. Теперь время, силы и ресурсы тратятся на ее защиту. А в это время, духовная сфера не менее интенсивно заполнялась разного рода псевдорелигиозными суррогатами, которые оказались для многих вполне съедобными по причине возникшего идейного вакуума. Это напоминало расцвет «комков» в 90-х годах, которые были завалены паленой водкой, контрабандными сигаретами и всякой всячиной. По сути, реализация закона РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», напоминает попытку властей разобраться с малочисленными религиозными группами, также как это было с «комками», которые снесли и запретили. Логику этих действий понять можно. Ситуация на самом деле стала выходить из-под контроля, так как количество не только религиозных организаций, но и просто интерпретаторов от религии стало расти с геометрической прогрессией. Теологи все чаще начали говорить о появлении как новых нетрадиционных культов во главе с авторитарными лидерами, которые создают свои собственные религиозные доктрины, так и синкретических нетрадиционных культов, где объединяются различные религиозные источники. В них роль «мучеников» в борьбе с «плохим государством» является самой привлекательной.
Своеобразной реакцией на возникшие проблемы в духовной сфере стало создание Агентства РК по делам религий, тем более что это вписывалось в общий тренд появления в республике так называемых «зонтичных структур», каждая из которых должна контролировать свои сегменты. Другой вопрос: «Насколько эффективно они это делают?». Например, в сфере экономики такой структурой является ФНБ «Самрук-Казына» опекающая национальные компании и часть банковской системы, Национальная экономическая палата Казахстана «Атамекен» пытается контролировать местное бизнес сообщество, «Нур Отан» удерживает монополию в партийной сфере, Гражданский альянс курирует «третий сектор» и т.д. В свою очередь, перед Агентством РК по делам религий были также поставлены конкретные цели. Это выстраивание новых государственно-конфессиональных отношений, мониторинг деятельности религиозных объединений, борьба с деструктивными силами и т.д. Кроме этого, существует потребность в аналитическом сопровождении деятельности силовых структур с точки зрения профессиональной теологической и религиоведческой экспертизы.
Но нашим чиновникам всегда следует помнить о том, что сфера религии это не экономика, где государственные провалы и успехи можно замерить уровнем инфляции, ростом ВВП или реализацией проектов в рамках индустриально-инновационной программы развития. Конечно, можно подсчитывать процент зарегистрированных религиозных структур или количество запрещенных сайтов, где присутствуют элементы религиозной вражды. Но что на самом деле происходит в религиозном сознании людей, никто не сможет сказать. Это вне сферы государственного контроля. Религия, как и вопрос о национальном самосознании, слишком чувствительные и деликатные сферы, чтобы подходить к ним с бюрократическим наскоком, пытаясь все загнать только в рамки государственных программ. Главная задача, не подминать под себя, а вырабатывать в правовых отношениях государства и религии, устраивающие всех «правила дорожного движения». И если вернуться к Агентству РК по делам религий, то сейчас его главным оружием пока является уже упомянутый закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», который приняли с серьезным опозданием, по крайней мере, лет на пятнадцать. Конечно лучше поздно, чем никогда. Хотя, объективности ради стоит сказать, что данный закон решит лишь часть проблем, поставив под контроль тех «ловцов душ», которые, как и основатель дианетики Л.Рон.Хаббард, считают, что если вы хотите разбогатеть, то придумайте новую религию. Но закон бессилен перед неформальными игроками в лице экстремистских и террористических структур, которые вообще выпадают из сферы любого правового контроля.
Интересно отметить, что в некоторых пунктах, касательно регистрации контроля религиозных структур, закон РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» чем-то напоминает закон РК «О политических партиях». Согласно закону местное религиозное объединение могут создать не менее пятидесяти верующих, региональное - не менее пятисот, республиканское - не менее пяти тысяч граждан Казахстана, исповедующих одно вероучение. Организационная структура политических партий, согласно законодательству, также строится по территориальному принципу, имея один значительный минус, который, как ни странно, но косвенно способствовал появлению деструктивных элементов, в том числе экстремистских. Речь идет о присутствии искусственных ограничителей для количественного роста политических партий. Взять для примера требование иметь для государственной регистрации «…не менее сорока тысяч членов партии, представляющих структурные подразделения (филиалы и представительства) партии во всех областях, городе республиканского значения и столице, численностью не менее шестисот членов партии в каждой из них». В результате, сокращение количества легально действующих структур, к которым кроме партий можно также отнести и НПО, способствовало образованию идеологического вакуума, который начал заполняться идейными суррогатами. Но слабые партии, НПО и общественные объединения априори не способны оттянуть на себя ту часть протестных настроений, выведя их в правовые рамки, чтобы помешать им трансформироваться в деструктивную форму, в том числе на религиозной или псевдорелигиозной основе.
Все это, в очередной раз, говорит о том, что Агентство РК по делам религий, в одиночку не сможет решить все поставленные перед ним задачи, так как проблема радикализации пока еще незначительной части религиозного поля имеет системный характер и завязана на большом количестве факторов. Возьмем, для примера, основные причины активизации экстремистских и террористических организаций в РК, среди которых можно выделить: формирование благоприятной маргинальной социально-демографической базы, в первую очередь среди молодежи; упомянутый идейный вакуум; низкий уровень религиозного образования; слабая агентурная работа спецслужб внутри потенциально опасных организаций; коррупция, подрывающая легитимность местных и центральных органов власти; региональное соседство с зонами повышенных террористических рисков и др. Особый акцент следует сделать на угрозе проникновения экстремистских идей в структуры государственной власти. Опыт других стран показывает, что некоторые экстремистские организации сейчас больше стараются работать не с маргиналами, а с перспективной молодежью, активно оказывая ей поддержку для продвижения на государственную службу, в том числе и в силовые структуры.
Как видно, для минимизации этих факторов необходима эффективная коллективная работы всей государственной системы, а не только силовиков и Агентства РК по делам религий. При этом государственным структурам, необходимо четко разделить причины и последствия религиозного экстремизма. С первым должны бороться все центральные и местные органы власти в сотрудничестве с крупными религиозными конфессиями, НПО, СМИ и политическими партиями. Именно в этом заключается сила профилактической работы. А конечной зачисткой уже оформившихся радикальных структур должны заниматься силовики. Стоит отметить, что в Казахстане собираются внести изменения и дополнения в некоторые законодательные акты РК по вопросам противодействия терроризму. Насколько можно понять теперь основой акцент будет делаться на информационно-пропагандистском противодействии терроризму с активным привлечением институтов гражданского общества, в том числе религиозных объединений. И здесь значительная нагрузка также будет ложиться на Агентство РК по делам религий, которое в лице своего руководства уже заявляло о том, что повышение религиозной грамотности населения является их первоочередной задачей. Кстати, с точки зрения религиозного просвещения, можно присмотреться к опыту России, где недавно при одобрении государства был запущен первый общественный мусульманский канал «Аль-РТВ», который был создан по инициативе самих мусульманских организаций для пропаганды духовно-нравственных ценностей ислама и других крупных конфессий.
Но в этой сфере, эффективная работа Агентства невозможна без тесного взаимодействия с тем же Духовным управлением мусульман Казахстана (ДУМК), которое явно проигрывало радикалам битву за души людей. А чему здесь удивляться? Если не так давно была озвучена информация о том, что только 30% имамов в Казахстане имеют дипломы. Тогда откуда взялись остальные 70% имамов? В этой связи настораживают регулярные появления статей на некоторых интернет ресурсах и в печатных СМИ по поводу разногласий и, даже, скрытых конфликтов между Агентством РК по делам религий и ДУМК. Как говорится: «Когда двое дерутся – третий радуется!». Но в нашем случае, это отнюдь не будет дракой двух лысых из-за расчески, так как речь идет о национальной безопасности страны в ее самой уязвимой части – духовно-идейной. И если две структуры не смогут наладить партнерские отношения, четко соблюдая конституционные принципы невмешательства государства в дела религии и наоборот, то уже сейчас можно будет говорить о полном поражении государства и общества в борьбе с деструктивными силами, которые часто более мобилизованы.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама