Призрак национализации

Группа оценки рисков

Вряд ли вызывает удивление тот факт, что решение аргентинского правительства национализировать крупнейшую нефтегазовую компанию страны «YPF», контрольный пакет которой принадлежит испанской «Repsol», вызвал нешуточную негативную реакцию, как у инвесторов, так и у международного политического бомонда, который часто защищает интересы транснациональных добывающих компаний. По их мнению, «дурной пример заразителен». Хотя, сами же экономисты еще с 2008 года стали признавать увеличение роли государства во многих экономических системах, в том числе либеральных, называя это «управленческим дирижизмом», как ответ на кризисные вызовы. Просто в одних странах, данный процесс идет мягко, а в других более жестко. К тому же, гипотетически, угроза национализации тех или иных предприятий принадлежащих иностранному бизнесу существует во многих странах мира.
Что касается Казахстана, то еще в прошлом году, у нас был принят довольно интересный закон «О государственном имуществе», в котором предусматривается возможность национализации предприятий в случае угрозы национальной безопасности РК. При этом под национализацией понимают принудительное, возмездное отчуждение имущества, принадлежащего гражданам и негосударственным юридическим лицам. Делается оговорка, что национализации будет применяться только в чрезвычайных случаях, когда все другие формы изъятия или согласования с собственниками имущества исчерпаны. Причем по каждому национализируемому предприятию вроде бы должен приниматься отдельный закон. Вся проблема в обтекаемости понятия «угрозы национальной безопасности РК». В той же Аргентине одним из мотивов для национализации стало обвинение «YPF» в том, что компания решила выплачивать 90% процентов прибыли на дивиденды, вместо того, чтобы вкладывать их в развитие нефтегазовой отрасли страны.
Стоит отметить, что аналогичные обвинения уже не раз звучали и в адрес крупных иностранных нефтегазовых компаний работающих в Казахстане. В частности, правительство вдруг неожиданно прозрело и стало подозревать их в том, что в рамках своих соглашений о разделе продукции (СРП), они умышленно завышают стоимость работ для того, чтобы компенсировать эти расходы за счет начала коммерческой добычи нефти на крупнейших месторождениях страны. Дошло до того, что в 2010 году, Министерство нефти и газа РК громогласно заявило о том, что Казахстан больше не намерен заключать СРП, так как такие контракты идут в разрез с интересами государства. В том же году, налоговый комитет Министерства финансов РК также намекнул на то, что в Казахстане существует законодательная основа для разрыва контрактов. Получается, что при определенных политических и экономических условиях, этот механизм может быть запущен.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама