Правоохранительные органы и судебная система: какими их видят казахстанцы?

Толганай Умбеталиева – Центральноазиатский
фонд развития демократии

Важной составляющей государственной системы страны является судебная сфера и связанная с ней вся система правоохранительных органов. Руководством страны за 20 лет независимости было проведено немало реформ и структурных преобразований в силовых структурах. И по логике вещей, они должны были способствовать построению правового государства. Однако положение дел в этой сфере показывает нерешенность большого числа вопросов и проблем, проведенные реформы никак не затронули содержание деятельности структур правовой системы.
Символично, но именно в год двадцатилетия независимости республики правоохранительные органы достаточно сильно отличись. События 2011 года выдвинули силовые структуры на первый план, тем не менее, правоохранительные структуры отчетливо продемонстрировали существующие пороки и наличия длинного списка претензий со стороны граждан к ним и к их деятельности, нежели показали успехи и достижения.
В связи с чем, анализ деятельности всей правовой системы страны, на наш взгляд, является актуальным и востребованным, учитывая, что казахстанская полиция в 2011 г. отличилась еще и тем, что пыталась активно играть не присущую ей политическую роль, - выступать «экспертом» по различным политическим событиям.
Хотя в нашей стране использование судебной системы в разрешении социальных и политических конфликтов давно нередкость. Но в тоже время сказать, что суды заняли подобающее ему места в обществе еще рано, скорее суд выступает инструментом власти либо по легитимизации тех политических решений, законность которых вызывает большие вопросы, либо тех, в «правильности» которых не уверена сама политическая элита. По всей видимости, таким образом, власть пытается снять с себя политическую ответственность за те или иные решения.
Возможно, на многие вопросы, которые сейчас возникают, мог бы ответить анализ «судебной элиты», механизмы ее рекрутирования, а также определение ее современных особенностей и функциональной специфики. И вместе с тем важно было бы исследовать связь судебной и политической элиты. Как показывает казахстанская практика, между этими элитными группами существуют различные взаимоотношения, которые в большей степени носят закрытый характер. Об этом очень мало говорят в СМИ, но этот фактор часто всплывает при опросах общественного мнения.
Однако в предстоящем анализе основной упор будет делаться на то, как воспринимаются отдельные субьекты правовой системы в глазах общественности, в частности, суды и правоохранительные органы, в силу того, что именно в адрес этих двух инстанций все чаще звучат претензии.
В связи с чем, для проведения анализа были использованы следующие методы: контент-анализ печатных и электронных СМИ, результаты соцопросов, проведенных Центральноазиатским фондом развития демократии, а также данные, полученные на фокус-групповых дискуссиях и интервью. Опрос проводился в январе-феврале 2011 г.

Правоохранительные органы в глазах населения и уровень
доверия к ним

Безусловно, это общепризнано, что силовые структуры являются инструментом политики в сфере безопасности и оказывают значительное влияние на сохранение политической стабильности. В связи с чем, с обретения независимости предпринимались и продолжают предприниматься усилия по проведению реформ в правоохранительной системе.
Тем не менее, деятельность правоохранительных органов подвергается постоянной и оправданной критике за неэффективность в решении задач, поставленных перед ними. К сожалению, приходится признать, что предпринятые усилия государством по реформированию всей правоохранительной системы не дали результатов и, прежде всего, для эффективного обеспечения прав граждан.
Ярким отражением несоответствия деятельности правоохранительных органов современным потребностям общества является катастрофически низкий уровень доверия населения к этому институту. Ведь, в сущности, отказ в доверии говорит о нелегитимности нынешней полиции в глазах населения. Причиной утери доверия общества, как показывает анализ содержания фокус-групповых дискуссий, в первую очередь, является произвол, ставший неотъемлемой частью работы полиции. Судя по высказываниям жителей страны, полиция, вместо того, чтобы служить источником безопасности, стала источником угрозы физической неприкосновенности личности.
«Да там же творится произвол, что хотят, то и делают. Ведь у них власть в руках, вот они и используют ее как хотят. Закон, дисциплина там не действуют. У нас люди говорят: «Не дай Бог, в милицию попасть, здоровым и невредимым оттуда не выйдешь». Это же страшно, когда народ боится полицейских, тех, кто должен нас охранять»
«Скоро народ начнет устраивать самосуд, потому что не доверяет полиции, суду. Все на взятках строится. Они никому не подчиняются, только деньги могут их заставить что-то делать. Конечно, набрали одних безграмотных туда, которые не знают не то, что законы, а как нормально разговаривать с людьми»
«Мне кажется, что все это происходит из-за того, что там, в полиции, творится беспорядок. Мы видим, как милиционеры ходят пьяные, избивают, сами нарушают законы, забирают телефоны, деньги у пьяных. Задерживают без причины. Один мой знакомый мне рассказывал, как его задержали, не объяснили причину, заставили его пройти анализ на наркотики, а потом когда ничего не нашли, отпустили, даже не извинились. И он провел там целый день, пока все оформили. Конечно, с ним там обращались, как с подонком. Вот за такие действия, кто будет отвечать? Нет никакой культуры, одно «нахальство»
«Но самый настоящий произвол творится в дорожной полиции. Водитель «бедной» машины всегда виноват, или тот, кого увозит скорая помощь. Пока он там, в больнице, лежит на грани жизни и смерти, всю вину вешают на него, потому что он же не может дать сотрудникам полиции взятку, он ведь в больнице. Со мной такое лично было, пока я лежал в больнице, лечился, меня сделали виновным. И, судья, которой также дали взятку, без рассмотрения, вынесла приговор. Это же страшно. Сейчас мир для богатых, а таким как я, что делать? Где искать правду и защиту?»
Как известно, произвол как таковой, – это форма необоснованного и неправомерного ограничения прав и свобод граждан. Устойчивость и распространенность практик произвола – от отказа принимать у граждан заявлений до неизбирательного примения насилия при проведении спецопераций – свидетельствуют о наличии системных проблем в этой сфере.
К тому же происходящие в последние годы всевозможные инциденты в системе правоохранительных органов, несогласованность действий и даже противостояние между различными структурами свидетельствуют о необходимости серьезных преобразований. Одной из причин такого положения заключается в том, что проблемы правоохранительных органов носят хронический характер, они не решаются.
Как показывает практика, чем чаще граждане сталкиваются с «неправосудностью правосудия», с откровенно необъективными решениями судов и вольным толкованием законов, тем активнее они сами начинают прибегать к противоправным методам решения своих проблем, принимая нарушение закона за естественную поведенческую норму. В обществе царит тотальное недоверие, градус агрессии становится все выше, граждане, чем дальше, тем острее ощущают свою безащитность.
Парадоксальность сложившейся ситуации заключается еще и в том, что казахстанцы видят источник правонарушений в самом государстве. Согласно их мнению, вседозвленностью которой пользуется сейчас государство, позволяет правовой системе функционировать не по закону, а по принципу «кто сильнее и богаче – тот прав». И такая правовая система, существующая под «защитой» государства, функционирует бесперебойно и, естественно, не может выступать гарантией независимого правосудия. В частности, об этом отмечали участники на фокус-групповых дискуссиях:
«Не зря же говорят, что «рыба портится с головы»… да во всем виновато наше государство, какое государство, такие и правоохранительные органы у него. Ведь, они же делают то, что говорят сверху. Нет верху порядка, они, что, видят, как начальники делают, вот и повторяют»
«Я в интернете видел, как бывший сотрудник КНБ, кажется, давал интервью. У него лицо было закрыто. Он рассказывал, как они дела «придумывают». Им дали приказ найти виновного, вот они и ищут. Они поймали одного парня, он что-то своровал, а им нужно было расследовать другое дело. Они положили среди его вещей один диск, который должен был доказать, что этот парень виновен. А этот диск сами подготовили. И когда этот парень смотрел, какие вещи его, он взял в руки и этот диск. Так они получили его отпечатки, и на этом вину повесили на него и сделали его виновным. Посадили его на много лет. Жалко парня. Я думаю, это государство во всем виновато»
Опрос населения показывает, что общественное мнение складывается в не пользу сотрудников правоохранительных органов. Судя по результатам, можно заключить, что полиция в нашей стране не пользуется уважением и доверием у граждан страны. Репутация МВД и его подструктур просто катастрофична.
К сожалению, как отмечают граждане, реакция органов внутренних дел на любые события – будь то криминал, будь то акция протеста, - это запугать и уничтожить. И в этой связи больше всего беспокоит население, что такой характер реагирования для структур МВД является сознательно избранным стилем поведения. Согласно логике сотрудников полиции, это служит отождествлением мощи и силы их власти.
Так, согласно результатам исследования, на вопрос «Заслуживают ли, с Вашей точки зрения, доверия простых граждан деятельность силовых структур (МВД, КНБ)?» 40% респондентов однозначно ответили, что силовые структуры не заслуживают доверия. Более того, 23,3% опрошенных людей ответили, что «скорее всего, не заслуживают доверия». В итоге, по стране не доверяют в той или иной степени правоохранительным органам доминирующее число (63,3%) жителей страны.
В региональном разрезе, в антирейтинге лидируют правоохоранительные органы Жамбылской 92% (52,3% и 39,7% соответственно), Алматинской 90,5% (55,1% и 35,4% соответственно), Атырауской 71,8% (39,2% и 32,6% соответственно), ВКО 69,9% (45,6% и 24,3% соответственно) областей и г. Алматы 77,9% (48,5% и 29,4%). Пользуются доверием органы полиции в северной столице г. Астане, здесь лишь 23,7% респондентов выразили свое недоверие их работе, 17,4% не доверяют и 5,3% - «скорее всего, не доверяют».
Поэтому и не удивительно, что в г. Атырау и г. Тараз произошли акции протеста, направленных, в первую очередь, против правоохранительных органов. Этот вывод подтверждается и другими данными. Хотя органы управления внутренних дел попытались представить эти события, как теракты на религиозной основе.
Так, в частности, на вопрос, «Что может Вас лично побудить на протест?», 26,4% опрошенных респондентов выбрали вариант ответа - «незаконные действия со стороны правоохранительных органов». Первое место в этом вопросе население отдало такому фактору, как «резкий скачок цен на товары первой необходимости» (27,8%).
Региональный срез фиксирует, что из-за незаконных действий силовых структур население следующих областей готово участвовать в акциях протеста. Лидируют: Атырауская (29,6%); Актюбинская (24,8%); Жамбылская (24,5%); Алматинская (21,8%) и Костанайская (20,6%) области. Тогда как жителей южной столицы, несмотря на высокий уровень недоверия к правоохранительным органам, на протест могут побудить другие причины.
Второй проблемой, которая влияет на уровень доверия населения, наряду с произволом, является коррумпированность органов полиции. Так, при оценке населением уровня коррумпированности, правоохранительные органы расположились на втором месте после органов таможни. Особо в этой категории отличись сотрудники полиции Алматинской, Кызылординской областей и г. Алматы, которые получили по пятибалльной шкале самый максимальный балл, («5» - максимальный уровень коррупции и «0» минимальный уровень коррупции).
«Что-то с каждым годом все хуже и хуже… так страшно растут аппетиты у наших полицейских и судей. Вот, как подняли штрафы за нарушения правил дорожного движения, сразу подскочили ставки у полицейских, меньше чем 5 000 тысяч не берут. И не докажешь, что ты не виноват. Чем больше с ними споришь, тем больше увеличивается ставка».
«Вам надо быть членом партии «Нур Отан», тогда не будет у Вас проблем с дорожной полицией. Меня один раз остановили за превышение скорости. Подошли ко мне, и я значит, как полагается, собирался показать документы. На мое счастье среди документов на машину оказался и членский билет партии, как только полицейский его увидел, извинился, и отпустил меня. Он даже не смотрел мои документы, сказал, что можете дальше ехать».
«Если нет знакомых и если у тебя нет денег, то решить свои вопросы с полицией очень сложно…это такой круговорот… тебя как закрутит…там каждый из себя мнит генералом…даже простая секретарша чувствует себя самым важным человеком. Пока не начнешь там орать, кричать или угрожать, что будешь жаловаться, никто не двигается. Один в аптеку ушел, другой кушать пошел и куча причин, чтобы тебя выпроводить. А если есть деньги, то даже если ты не прав, тебя сделат правым».
Третья причина, которую отмечали респонденты, это «необразованность» большинства сотрудников полиции. С точки зрения населения, уровень квалификации сотрудников правоохранительных органов оставляет желать лучшего. Согласно мнению казахстанцев, сотрудники полиции демонстрируют низкий уровень знания законов, низкий уровень физической подготовленности и самое главное, низкий моральный и культурный уровень.
«Посмотрите на наших полицейских, отрастили животы, не знаю, как они собираются преступников ловить с такими животами. Обросли жиром, не то, что бегать, им стоять тяжело. Вы что, такой вес носить. Поэтому у нас очень низкий уровень раскрываемости. А как они разговаривают. Просто кошмар, а разве юридически образованный человек может так неграммотно разговаривать. Да, что говорить про простых полицейских, посмотрите на нашего министра,Касымова, как он дает интервью. А их документы… вы читали их документы… просто ошибка на ошибке. Ужас, конечно, что творится в наших правоохранительных органах».
«Иногда полицейские сами похожи на бандитов и наркоманов, так странно разговаривают. Речь непонятная, и вообще непонятно, что от тебя хотят. У меня украли мобильный телефон, это так было сложно даже дать заявление. Меня отправляли из одного района города в другой, говорили, что это не их район, а потом гоняли из одного кабинета в другой, в итоге, меня отправили домой, сказав, завтра приходите. А на следующий день я не пошла, как вспомнила эту канитель по кабинетам. Легче, новый купить».
«У меня родственник работал в органах полиции, он ушел оттуда, потому что не смог работать. Он рассказывал, как у них все происходит. Особенно, когда деньги воруются. Зачастую полицейские находят деньги сразу, просто они прячут сами, и ждут, когда дело закроется официально. Потом из места куда спрятали, вытаскивают и делят между собой. Естественно, там и руководство втянуто. Он рассказывал, что деньги они спрятали в колесо своей патрульной машины. Вот он не смог там работать. Никакой порядочности там нет. Для них закон нужен, чтобы оправдать свои действия».
Но, есть и другая тенденция, которая выделилась в 2011 году, - это политизация правоохранительных структур. Происходит их постепенное втягивание в политическую жизнь. Силовые структуры своими неправовыми действиями не только усиливают социально-политическую напряженность и активизируют население на противостояние, но и пытаются сами активно «вмешиваться», в частности, в религиозную ситуацию. Но не стоит забывать, что последствия от последнего могут быть самыми непредсказуемыми, в первую очередь, для власти и для президента.
Наглядным примером стали действия правоохранительных органов в г.Жанаозень, в декабре месяце 2011 года, когда было применено огнестрельное оружие против демонстрантов. Видеозаписи, которые были представлены в интернете простыми гражданами, продемонстрировали, что правоохранительные органы, прежде всего, являются инструментом власти для защиты от народа.
Низкий моральный уровень полицейских проявился, когда сотрудники полиции добивали раненых, стреляли в спину. Как известно, сотрудники полиции приносят присягу служить народу Казахстана, а не президенту, не политической элите, и не руководству МВД республики. В связи с этим возникает вопрос, было ли в их действиях нарушение присяги и должны ли они нести ответственность за нарушение принципов этой присяги.
Таким образ, анализ результатов исследования, проведенных Фондом, а также опубликованных в прессе материалов, комментариев пользователей и принятых решений руководством управления внутренних дел страны показывает, что существующая система управления силовыми структурами ориентирует правоохранительные органы исключительно на интересы государства и политической элиты, находящейся у власти. В результате, налицо утрата правоохранительными органами доверия у населения, казахстанцы перестали верить правоохранительным органам и ждать от них помощи.

Судебная система Казахстана в восприятии населением страны

Следующим институтом, который также входит в правовую систему страны, выступают суды. Общеизвестно, что суд – это гарант законности и справедливости, независимый орган защиты прав и свобод граждан. К сожалению, деятельность казахстанских судов очень далека от идеала. Исследования Фонда показывают, что и отношение населения Казахстана к данному правовому институту не дает повода для оптимистичных оценок. В целом, можно охарактеризовать это отношение, как «пессимизм». Неверие в справедливость суда уже стало доминантным, вследствие чего, чрезвычайно низкий авторитет судов среди казахстанцев.
Как известно, на судебные органы, как на одного из важнейших составляющих механизма государства, возлагаются выполнение многих функций, в том числе обеспечение прав, свобод и законных интересов граждан. Но в то же время казахстанское законодательство не вносит ясность, какими критериями определяется выполняемость этих функций судебными органами в Республике Казахстан.
Кроме того, нормативно-правовые документы не содержат статей, согласно которому судебные органы должны нести ответственность за неправомочные решения. Тогда как закрепленный сложный порядок возбуждения дел против судей позволяет им толковать законы и его статьи так, как «удобно» судье. Следствием чего и является такое катастрофическое положение дел в судах.
Сегодня можно смело утверждать, что сам институт суда превратился в бизнес. Судебная система придумала много способов отъема денег, причем большая часть из них находится в легальных рамках. В частности, выстроены «схемы» работы судов с «заказчиками» через посредников, которыми выступают частные юридические компании, адвокаты. К примеру, у многих есть аффилированная юридическая кампания, занимающаяся подбором клиентов по материальному принципу. Но чаще всего связующим звеном между судьей и участником процесса выступает адвокат. Вследствие чего успешная работа адвоката невозможна без коррупционных связей с судебным сообществом.
«Раньше присутствие адвоката не было обязательным пунктом, сейчас ситуация изменилась. Внесли изменения, и в итоге, присутствие адвоката является обязательным, т.к. только адвокат может направлять прошения по привлечению к делу тех или иных документов и только адвокаты могут направлять запросы в те или иные инстанции. Сам участник процесса, физическое лицо, не может, у него таких прав нет, соответственно, наличие адвоката обязательно. И через адвоката осуществляются все договоренности с судьей. Ведь сейчас идет борьба с коррупцией, поэтому судьи уже боятся напрямую договариваться с одной из сторон, т.к. нередки случаи «подставы». А так как с тем или иным адвокатом связаны по работе, это более надежный путь получения взяток».
Как отмечали респонденты на фокус-группах, зачастую судья берет взятки за абсолютно законное решение. В данном случае, объектом договора выступают сроки рассматриваемого дела. И это не отдельные случаи, с уверенностью можно говорить о том, что в Казахстане сложилась налаженная схема принятия судебных решений в пользу одного из участников.
«Суды настолько коррумпированы, об этом так много говорят. Говорят журналисты, некоторые депутаты, но от этого ситуация не меняется. Я один раз столкнулась с нашей судебной системой, мы с соседкой делили участок. Вы не представляете, сколько времени это заняло и сколько денег мне пришлось отдать и адковату и судьям разных инстанций. Притом, что все документы у меня были на руках, но в итоге, я проиграла. Последний судья, который выносил решение, вызвал нас вместе, с моим соседом и прямо сказал, кто первым принесет мне столько денег, тот и выиграет. Он назвал сумму. Мой сосед оказался шустрее, он и выиграл».
«Я тоже сталкивалась судами, мое заседание длилось з мин., не рассмотрев дело, судья вынесла решение. Как сама призналась, ей дали 1000 долларов, чтобы рассмотреть это дело, и решение каким должно быть, указал председатель административного суда г. Алматы. В суде все решает председатель, и если у тебя есть выход на него, и ты успеешь до суда вручить деньги, то твое дело решится так, как нужно тебе».
«Сам я не судился, но по работе приходилось сталкиваться, там побеждает только та кампания, которая либо дает больше денег, чем твои противники, либо компания, которая аффилирована с государством или чиновником. Правда, справедливость и законность не имеет никакого отношения к нашим судам и судьям. Какая система, такие судьи ее и обслуживают».
Основной причиной складывающейся ситуации в судебной системе, по мнению многих юристов, специалистов, заключается в их зависимости от власти, от государства. Как утверждают специалисты, казахстанская судебная система сформирована по принципу замкнутого круга, в котором корпоративная солидарность зачастую служит главным определяющим принципом, и эта система на сегодняшний день остается без внешнего контроля.
«Никто не контролирует судебную систему, вся нить тянется на верх, в Верховный суд, все судьи связаны друг с другом, и никто не будет выделяться из этой системы. Ведь, по сути, их призвать к ответственности никто не может. Те судьи, которые попадают под дисциплинарную ответственность, это либо судьи, у которых «поддержка» слабая, либо не своевременно подсуетился. А может быть и так, что позиция «поддержки» ослабла. Здесь лишних нет».
«Судебная система подчиняется только вышестоящим судебным инстанциям, например, Администрация Президента здесь не играет никакой роли. Если есть связи в силовых структурах, только тогда можно как-то повлиять».
Как известно, граждане судят об эффективности законов на основании результатов практики их применения, поскольку их действенность обеспечивается этими органами. Но казахстанские реалии не дают гражданам и общественности страны возможности увидеть какие-либо улучшения, если не наоборот. В результате, из года в год падает социальный престиж судебных органов, растет недовольство их деятельностью, утрачивается доверие к ним. Данные, выражающие распространенностью в общественном сознании различных типов отношений судебным органам, еще раз подтверждают утрату доверия к органам правопорядка.
Так, согласно опросу, судебным органам в целом по стране доверяют 35,7% респондентов (доверяют – 10,1%, скорее всего, доверяют – 25,6%), тогда как недоверяют 54,3% опрошенных людей (не доверяют 41,5% и скорее всего, не доверяют – 12,8%). Затруднились ответить и отказались отвечать на вопрос 10% респондентов из числа, участвовавших в опросе.
Региональный расклад рисует следующую картину. Лидируют по уровню недоверия судебным органам следующие области: Алматинская 95,2% (62,4% - не доверяют, 32,8% - скорее всего, не доверяют), Жамбылская 89,4% (25,8% - не доверяют, 63,6% - скорее всего, не доверяют), Кызылординская 61,3% (10,4% - не доверяют, 50,9% - скорее всего, не доверяют), ВКО 58,3% (13,6% - не доверяют, 44,7% - скорее всего, не доверяют), и в г. Алматы 81,6% (53,4% - не доверяют, 27,2% - скорее всего, не доверяют).
По оценкам населения, также очень высок уровень коррупции в судебных органах. Суды и прокуратура расположились на третьем месте, респонденты на пятибалльной шкале уровень коррумпированности в судебных органах оценили как 3,8 балла. Региональный срез зафиксировал высокий уровень коррупции в судебных органах («5» баллов) Алматинской, Кызылординской и ЗКО областях, и г. Алматы. В других областях уровень коррупции в судах и органах прокуратуры не превышает 3,5 баллов. Самый низкий уровень коррупции в судебных органах зафиксирован в Северо-Казахстанской области (2 балла).
Вместе с тем, следует отметить, что анализ фокус-групповых дискуссий показывает высокий эмоциональный фон, в оценках респондентов практически не звучали положительные нотки, и не прозвучало в адрес сотрудников судов и прокуратуры ни одного положительного пожелания. Население страны возмущено работой судебных органов, но, все же, критически оценивая работу судьей, основную вину казахстанцы возлагают на государство и на главу страны. В частности, прозвучали и такие точки зрения.
«Конечно, когда сам президент страны так использует законы, как ему захочется, что ожидать от нижестоящих. Н.Назарбаев сам уничтожил авторитет закона, что хочет, то и делает. Его желания в нашей стране закон, как хочет, так и переписывает. Вот поэтому и желание судей для нас закон, как им удобно и выгодно, так и толкуют закон».
«Если бы президент демонстрировал уважение к закону, и его подчиненные делали бы то же самое. У нас как бараны, куда первый, туда и остальное стадо. Если бы все в нашей стране было бы по закону, подчиненные не стали так «наглеть». Посмотрите, как в России, написано в Конституции, что один человек не может быть больше 2-х раз президентом, Путин подчинился закону, ушел. А у нас как, то референдум, то досрочные выборы, то закон о первом президенте или о лидере нации. Кто из его подчиненных, после такого отношения Н.Назарбаева к закону, к закону будет относиться с уважением».
Как показывают высказывания населения, нынешнее положение судебной власти полностью не соответствует и не отвечает потребностям казахстанского общества. Между судебным сообществом и население страны сегодня складываются непростые отношения, уровень доверия к первым растет с каждым годом. Исходя из каждодневной практики казахстанцы, к сожалению, делают неутешительный вывод о том, что не стоит ждать перемен к лучшему в ближайшей перспективе, пока нынешняя политическая элита находится у власти.
«Я сам лично не жду перемен, Н.Назарбаев каждый год говорит, что суды будут реформированы, наказывает судей, но от этого ничего не меняется. Видимо, уже Президент ничего не может сделать. Он, кажется, уже ничего не решает, если его слова остаются просто словами».
«Может что-то изменится, когда придет новый президент. Ведь, когда-нибудь президент уйдет, он же не вечный. Это же система, и один человек не может ничего изменить. Хотя эту систему создал сам Н.Назарбаев, значит, она ему нравится, и наверное, он не будет ее реформировать. Ведь, он все сделал под себя».
Тем самым, судьи, являясь представителем власти, государственными служащими, своими действиями влияют и на оценки казахстанцев всей политической системы, которая сформирована в стране. Как известно, эффективность любого государственного института определяется тем, как они воздействуют на сознание, реальное положение и поведение граждан. Суды не являются исключением, своими противоправными и незаконными действиями, так же как и правоохранительные органы, оказывают влияние на рост протестности в стране и на повышение уровня недоверия, как всей властной вертикали, так и первому лицу государства.

Заключение

Как показывает анализ, судебная система, являясь одной из трех ветвей власти в системе разделения властей, претерпевая каждый раз новые изменения, по сей день остается несамостоятельным, зависимым органом. Она не рассматривается казахстанцами как эффективный легитимный институт по восстановлению справедливости и порядка, также как и правоохранительные органы. Так, согласно мнению населения, органы правопорядка выполняют все больше несвойственные ему функции, отдаляясь тем самым от своей первостепенной задачи, как защита прав и обеспечение безопасности граждан страны.
Таким образом, обозначая различные проблемы, которыми полна как судебная, так и правоохранительная системы, респонденты выделили в первую очередь, «произвол» и «коррупцию». Но с точки зрения респондентов, они все же являются производными такого ключевого фактора, как зависимость всей правовой системы от государства, политической элиты и различных высокопоставленных чиновников. Казахстанцы уверены, что корень зла кроется в самой системе, именно неформальные отношения между элитами (судебной, политической, административной) разрушает всю правовую систему. Респонденты в своих ответах не раз отмечали о наличии прямого и косвенного влияния политико-административной элиты на судебные решения.
Вторым важным фактором, как показывает исследование, стала ориентация судебной власти и правоохранительных органов не на нормативно-правовые акты в своей деятельности. Речь идет о так называемом кадровом вопросе. Так, респонденты не были уверены в профессиональных качествах большинства судей и сотрудников полиции. Согласно мнению опрошенных людей, судьями и полицейскими становятся не по профессиональным качествам, а благодаря личным связям. Вследствие чего высокий уровень незнание законов, низкий культурный уровень большинства сотрудников правоохранительных и судебных органов.
Результаты социологического опроса ясно демонстрируют низкий уровень доверия населения к органам правопорядка. Как фиксирует опрос, авторитет всей судебной и правоохранительной систем катастрофически падает. После событий в Жанаозене, обозначенное падание лишь будет усиливаться.
Третим фактором, который был выявлен в ходе опроса, это возможности участия судебной системы и правоохранительных органов в политических процессах. В событиях 2011 г. заметны были первые прямые проявления «политизации». Если же до этого участие судебной и правоохранительной органов ограничивалось либо вынесением обвинений в адрес политических оппонентов власти, либо обеспечением «общественного порядка», то в 2011 г. общество наблюдало их прямое «включение» в политические события.
Однако участие правовой системы в политических процессах пока остается без должного внимания, они оказываются слабо и однобоко разработанными в правовых документах. Как продемонстрировали события в Жанаозене, нет других, кроме силовых, методов по урегулированию политических и социальных конфликтов.
Судебная система практически «выпала» из политической сферы. К примеру, сейчас она могла бы выступить арбитром при разрешении возникшей социальной проблемы. Но это, как показывает казахстанская практика, невозможно по той простой причине, что компетенция суда снижена, т.к. он не может действовать по собственной инициативе, не может объективно оценить ситуацию в области, и не может принять решения по действиям правоохранительных органов, которые стреляли в спины демонстрантов.
Тем самым, подводя итоги, можно заключить, что все проблемы правовой системы или третьей ветви власти кроется в зависимости от государства, от политической элиты. Судебная ветвь, несмотря на многочисленные реформы и преобразования, остается инструментом власти, пока эта роль и статус не будут изменены, такие пороки, как «коррупция» и «произвол», будут сохраняться и усиливаться, принимая различные формы.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама