Правоохранительная интеграция

Февраль 13, 2012
Brain Storming  ·    

Досым Сатпаев – директор Группы оценки рисков, кандидат политических наук, член экспертного совета РИА Новости.

В своем ежегодном послании народу Казахстана, которую президент Н.Назарбаев озвучил в конце прошлой недели, нашлось место и международным инициативам. В частности, глава государства, в очередной раз, решил выдвинуть новую идею в рамках созданного Россией, Казахстаном и Беларусью Единого экономического пространства (ЕЭП). Но в этот раз, речь шла не столько об экономических проектах, а сколько о системе безопасности.
В частности, прозвучало предложение, по аналогии с Интерполом, создать на постсоветском пространстве Евразийскую полицию или Евразпол. При этом данная инициатива обосновывалась необходимостью усиления борьбы с транснациональной организованной преступностью, в первую очередь, в рамках ЕЭП. Судя по тому, что глава Казахстана уже поручил своему правительству выработать и направить партнерам по ЕЭП соответствующие предложения, данная тема, возможно, будет включена в повестку дня очередной официальной встречи трех президентов.
Учитывая то, что речь идет именно о транснациональной преступности, вполне логично появление транснациональных правоохранительных структур. И Интерпол, действительно, является одним из удачных примером тесного взаимодействия почти 188 государств, в сфере борьбы с уголовными преступлениями. Что касается постсоветских стран, то между многими из них и так уже осуществляется довольно тесное партнерское сотрудничество на уровне правоохранительных структур. И как бы не критиковали СНГ, но именно в рамках этого межгосударственного объединения появились первые основы для возможного создания Евразпола. Ведь еще в 1993 г. Совет глав правительств СНГ утвердил специальную программу совместных мер по борьбе с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств, входящих в Содружество. А в 1997 году с целью координации деятельности органов безопасности и спецслужб был создан Совет руководителей органов безопасности стран СНГ. То есть, нет смысла начинать с нуля, просто следует взять те наработки, которые были уже сделаны в рамках Содружества независимых государств, с точки зрения борьбы с международной организованной преступностью, тем более что многие из них так и не были реализованы на практике.
Не стоит забывать о том, что и в рамках Организации Договора о коллективной безопасности, в последнее время, все чаще стали звучат предложения усилить борьбу не только с террористическими и экстремистскими угрозами, но и с организованной преступностью, тем более что очень часто эти два направления идут рука об руку. Так, например, на прошлогоднем неформальном саммите ОДКБ особое внимание было уделено незаконной торговли оружием и наркотиками.
Что касается Единого экономического пространства, то, как показывает мировая практика, организованная преступность обладает высокой степенью гибкости и адаптивности, пытаясь быстро приспособиться к новым условиям, естественно, с точки зрения укрепления своих собственных позиций и расширения зоны влияния. Естественно, что этому способствует и высокий уровень коррупции в структурах государственной власти на всех уровнях, в том числе и в правоохранительных органах. Для участников Таможенного союза это тем более актуально, если в перспективе в его состав войдут другие государства, как, например, Кыргызстан или Таджикистан, которые также не могут похвастаться успешной борьбой с криминалом.
Все это говорит о том, что сама идея создания Евразпола имеет под собой определенные основания. Ведь с исчезновением внутренних таможенных границ и в условиях более активного взаимодействия бизнес структур Казахстана, России и Беларуси автоматически расширятся сфера криминальной деятельности преступных группировок трех стран, что может привести к росту, в первую очередь, экономических преступлений. В то же самое время, создание любой наднациональной правоохранительной структуры предполагает появление соответствующих управляющих органов, которые должны формироваться с учетом баланса интересов всех участников-создателей Евразпола для предотвращения вмешательства этой структуры во внутренние дела того или иного государства. Здесь главное, не перегнуть палку и не создать очередную бюрократическую махину, как это уже не раз было в рамках того же СНГ. В данном случае опыт Интерпола, где есть высший орган в лице Генеральной ассамблеи, «рабочая лошадка» в виде Генерального секретариата, а также Исполнительный комитет, который избирается Генеральной ассамблеей с целью контроля над работой Генерального секретаря и исполнением решений Генеральной ассамблеи, может быть полезным. По крайней мере, с 1946 года, это не мешает Интерполу эффективно объединять усилия национальных правоохранительных структур в борьбе с международными уголовными синдикатами.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама