Таджикистан в поисках альтернативы

Аждар Куртов, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» (РИСИ) – для РИА Новости

 

Как сообщил директор департамента Минэкономразвития РФ Максим Медведков по итогам заседания, состоявшегося 16 июля в Москве, Таджикистан, Киргизия, Армения, Молдавия и Украина, совместно со странами – участницами Таможенного союза (Россия, Белоруссия, Казахстан) намерены заключить единый договор о свободной торговле. Главное, что закрепляет договор, – это практически полная отмена импортных пошлин. Подразумевается свободный транзит товаров в Зоне свободной торговли, а также создание наднационального арбитража для разрешения торговых споров (по примеру ВТО).

Для Таджикистана участие в Зоне свободной торговли стран СНГ жизненно важно. Кардинальная проблема этой страны, выступающая объективным ограничителем экономического развития, – это пространственная  замкнутость республики, граничащая с изоляцией. Высокогорье Памира с юга и востока существенно затрудняет строительство любых транспортных магистралей. И хотя с помощью китайцев сегодня здесь возводят новые автодороги и туннели, а на американские доллары построены несколько мостов через реку Пяндж, это не смогло заменить для Душанбе снижение товаропотоков по другим направлениям – с бывшими союзными республиками.

В этой году национальные статистические органы Таджикистана прогнозируют неплохие экономические перспективы (рост ВВП в 5%), однако прогнозы зарубежных структур несколько скромнее: Статкомитет СНГ и ЕБРР дают 4%, ООН и МВФ – 3%, Азиатский банк развития – 2%. Вряд ли Таджикистану удастся создать условия для устойчивого экономического роста. Имея самый высокий прирост населения в СНГ (28,2 на 1000 человек), республика не в состоянии обеспечить своих граждан рабочими местами. Интересно, что, вопреки общемировой тенденции, в Таджикистане растет численность сельского населения, которое составляет 73,7% от общей численности в 7,5 миллионов граждан.

Хроническая болезнь – бедность – фактически остается неискоренимой. Около 18% таджиков на удовлетворение своих нужд тратят всего 1 доллар в день. А эта форма бедности уже граничит с физическим недоеданием. Например, Таджикистан занимает устойчивое последнее место в СНГ по такому показателю, как количество продуктов, которое можно приобрести на сумму среднедушевого денежного дохода домашних хозяйств. В месяц этот показатель по пшеничному хлебу составляет всего 50 килограмм, тогда как на Украине – 240, в России – 433, Казахстане – 207, в Молдавии – 138, а в соседней Киргизии – 63 килограмма. Аналогичные диспропорции и по другим важнейшим продуктам питания, например, по молоку: показатель Таджикистана – 64 килограмма (в России – 544, на Украине – 267, в Казахстане – 233, Молдове – 149, Киргизии – 101).

Мировой финансово-экономический кризис вызвал дополнительное снижение спроса на экспортную продукцию Таджикистана, например, цены на хлопок и алюминий упали на 30-50%. Сокращение валютных поступлений привело к невыполнению доходной части государственного бюджета. В совокупности эти обстоятельства повлияли на трансформацию внешней политики Душанбе.

Наблюдая за динамикой отношений Таджикистана с внешним миром, бросается в глаза то, что после назначения в декабре 2006 года нового министра иностранных дел РТ Хамрофона Зарифи, бывшего до этого послом в США, внешнеполитический курс Душанбе приобрел новые черты. Во-первых, серьезно усилился курс на конфронтацию с Ташкентом. Во-вторых, наметилось определенное охлаждение отношений с Россией. И, наконец, расширилось сотрудничество Таджикистана с США и НАТО. Североатлантический альянс в апреле 2009 года принял решение об увеличении транзита грузов через эту республику в Афганистан. Американцы также обсуждают с таджикским руководством планы создания так называемых «пунктов временного базирования» и учебного центра по подготовке кадров для вооруженных сил Таджикистана. Очевидно, что  США осторожно прощупывают Душанбе на роль своего нового партнера в Центральной Азии, способного помочь на афганском направлении. Для этого в Вашингтоне фактически прекратили критику Эмомали Рахмона за его внутреннюю политику.

Уловив интерес со стороны США, официальный Душанбе постарался конвертировать его в осязаемую выгоду для себя. Американская помощь и кредиты Таджикистану уже превысили 1 миллиард долларов. Американцы профинансировали (полностью или частично) строительство четырех мостов, связывающих Таджикистан с Афганистаном.

Одновременно президент Таджикистана попытался идти по пути белорусского президента Лукашенко, настаивая на больших преференциях со стороны Москвы. В частности, это стало предметом переговоров во время визита Эмомали Рахмона в Москву в феврале 2009 года. Но Кремль не пожелал оплачивать дополнительные суммы за пребывание в Таджикистане военной базы. 201-я мотострелковая дивизия, сыгравшая важнейшую роль в прекращении гражданской войны 1992-1997 годов, по договору 2004 года была преобразована в военную базу. Тогда же был урегулирован вопрос об оптико-электронном узле системы контроля космического пространства «Окно» (другое название - «Нурек»). Он был зачтен в счет погашения внешнего долга Таджикистана перед Россией.  

Не совсем понятный шаг был предпринят Душанбе с введением нового закона о государственном языке. Хотя статус русского языка остался неизменным как языка межнационального общения, новые законодательные нормы устранили возможность пользоваться русским языком в официальном обороте.

Москва не стала поддерживать Душанбе в его конфликте с Узбекистаном по водно-энергетическим проблемам. Вероятно, не без влияния данного обстоятельства затормозился вопрос об организации на территории Таджикистана еще одного российского военного объекта – аэродрома «Айни» вблизи Душанбе. Договоренность об этом была достигнута в июле 2008 года, но так и осталась нереализованной. Тем временем американцы уже предложили таджикской стороне использовать данный аэродром для переброски грузов коалиции в Афганистан.

Очевидно, что руководство Таджикистана торгуется. В условиях все более обостряющегося конфликта с Узбекистаном, дошедшего по перекрытия железнодорожного сообщения между государствами, Душанбе заинтересован в максимальном привлечении на свою сторону потенциальных союзников. По-видимому, новые военные объекты США в Таджикистане призваны служить именно этой цели. Да только президент Рахмон не может не понимать, что никакие американцы не способны заменить Россию. Военное и военно-техническое сотрудничество с Москвой позволяет Таджикистану, как члену ОДКБ, и обеспечивать собственную безопасность и получать вооружение и запасные части по внутрироссийским льготным ценам.

Что же касается вопроса об условиях пребывания российской военной базы в Таджикистане, то переговоры об этом продолжаются, и не исключено, что после 2014 года прежний режим может быть изменен. Пока же, по словам министра обороны РФ Анатолия Сердюкова, сумма в 300 миллионов долларов, на которую ориентируется таджикская сторона, непонятно как была рассчитана.

Внешнеполитическое маневрирование Душанбе пагубно сказалось на защите внешних рубежей СНГ от проникновения наркотиков из Афганистана. Настояв на уходе российских пограничников с таджико-афганской границы в 2005 году, Душанбе так и не смог обеспечить должный уровень охраны.

Тем не менее,  Россия по-прежнему выступает ведущим торговым партнером Душанбе. В Таджикистане функционирует несколько десятков предприятий с участием российского капитала. Таджикские трудовые мигранты хотя и снизили объемы своих денежных переводов из России на родину на 35%, выступают основным каналом привлечения средств в республику.

Комментарии

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама