Экономические хилеры

Risks Assessment Group (Группа оценки рисков)

 

Классический тезис о том, что «большие деньги любят большую тишину» явно не относится к финансово-экономической системе Казахстана, где интриги, скандалы, расследования сыплются на головы казахстанцев чуть ли не каждый месяц. И роль главных ньюсмейкеров у нас стали играть правительство и Национальный банк вместе с АФН, которые из регуляторов финансовой системы страны постепенно превращаются в некий аналог филиппинских хилеров, которые, якобы, способны проводить сложнейшие хирургические операции, не пользуясь при этом ничем, кроме собственных рук. Находясь в состоянии медитации, одним прикосновением пальцев хилеры совершают разрез и проникают внутрь тела человека, извлекая больной орган или отрезая опухоль. При этом на поверхности кожи пациента сильными всплесками выступает кровь.  Выглядит это эффектно. Вот только, есть серьезные основания верить в то, что хилеры больше фокусники, чем врачи, которые с помощью ловкости рук и внутренностей животных делают вид, что проводили полостные операции без разрезов. Наблюдаешь за нашими регуляторами и видишь, как с серьезным видом склонились они над финансово-экономической системой Казахстана, как голыми руками достают то организованную преступную группу, которую обнаруживают в одном из системообразующих банков страны. Кровь бежит. Кредиторы в шоке. Вкладчики депозитов в ауте. Но наши «хилеры» всех уверяют, что так надо и бросают «опухоль» в «ведро» информационного осуждения и уголовных расследований. Но, как оказалось, это еще не все. По их словам эта «опухоль» дала метастазы в других частях тела и вот наши «врачеватели» вытаскивают еще одну ОПГ на этот раз в «Казатомпроме». Инвесторы пьют валерьянку. Общество, мягко выражаясь, в недоумении. «Хилеры» невозмутимо констатируют, что «лечение» еще не закончено и с серьезным видом, где-то в районе солнечного сплетения, вытаскивают бывших топ-менеджеров «Альянс Банка», которых обвиняют в нарушении банковского законодательства, при этом сами же нарушая принцип презумпции невиновности. Но самая большая опасность в том, что после подобных манипуляций болезнь никуда не уходит и пропадает доверие к самим «врачевателям», что ставит под сомнением эффективность антикризисных мер. Кстати, на этом фоне, показательным является судебная тяжба между бывшим председателем правления «Евразийского банка» Жомартом Ертаевым и АФН, которая является положительным прецедентом с точки зрения определения правовых границ в деятельности финансовых регуляторов, которые, в первую очередь, должны следовать букве закона.

Вообще непонятно, кому это псевдолечение нужно, ведь даже нормальный диагноз больной экономике Казахстана, они поставить не смогли. В свое время, и правительство, и Национальный банк, и АФН дружным хором уверяли всех, что кризис божьей милостью и благодаря мудрости руководства страны обошел Казахстан стороной. Кризис отрицали аж до осени 2008 года, когда пришлось, наконец, разродиться антикризисной программой, эффективность которой сейчас трудно определить по конечным результатам, так как наши чиновники определяют результативность любой программы только по объемам освоенных бюджетных средств. Но и здесь уже были выявлены факты нецелевого и  неэффективного использования средств выделенных из Национального фонда. Тот же Григорий Марченко, еще будучи председателем правления АО «Народный банк Казахстана», в августе 2007 года также громогласно заявил о том, что в банковской системе Казахстана кризиса нет, есть проблемы у отдельных банков страны. Довольно странное заявление для человека, который должен знать, что части любой системы неотделимы от правил игры устанавливаемой в рамках всей системы. И если у банков второго уровня возникли проблемы, то это значит, что существовавшие правила игры, которые определяли регуляторы в лице Национального банка и АФН изначально  были не эффективными. Но эти структуры сейчас умудряются критиковать банковскую систему Казахстана, забывая, что несут такую же ответственность за финансовый коллапс в стране, как и сами банкиры. При этом с самого начала возникли ощущения, что за разговорами об увеличении роли государства в деятельности банковской системы Казахстана скрываются вполне конкретные интересы определенных групп начать перераспределение сфер влияния в этом сегменте казахстанской экономики. Если на том же Западе государство, в большей или меньшей степени, могло, в определенных случаях, вмешиваться в экономические процессы, при этом, оставаясь гарантом соблюдения прав собственности и цивилизованной конкуренции, то у нас государственный механизм часто использовался для защиты частных интересов отдельных элитных и финансово-промышленных групп. Поэтому вопрос: «Кому это выгодно?» сейчас является самым популярным и актуальным в Казахстане. В конечном счете, это может привести к тому, что из всех казахстанских системообразущих банков в Казахстане останется только «Народный банк» и ККБ. Тем более к 1 июля 2011 года не все банки смогут поднять минимальную планку собственного капитала до 10 млрд. тенге, как того требует АФН. Финансовая площадка расчищается и для банковских структур из той же России или Китая, которые быстро заполнят образовавшиеся пустоты, что автоматически уменьшит наше геополитическое поля для маневров. 

Печально то, что эта критика постепенно трансформируется в поток обвинений, который дискредитирует казахстанские банки не только в глазах рядовых вкладчиков, но и международных инвесторов. К тому же эти обвинения  бумерангом ударяют и по самим регуляторам, которые не сейчас, а несколько лет назад должны были жестко следить за соблюдением банковского законодательства. Действительно, как можно доверять государству, которое с каким-то садомазохизстским удовольствием кричит на весь мир о том, что несколькими системообразующими банками Казахстана управляли преступники, во главе одной из стратегических национальных компаний стояла целая ОПГ, а в семье президента завелся путчист. Хотя, вроде бы, главная задача должна состоят в том, чтобы ситуацию стабилизировать, а не драматизировать. В результате, проводимая в стране антикризисная политика уже приводит к оттоку капиталов. Как отмечают эксперты, в первом квартале по операциям банков с нерезидентами сложился нетто-отток в $4,7 млрд., хотя в прошлом году в этот же период он составлял $0,7 млрд.

Эйфория и жадность в чем сейчас принято обвинять банковские структуры страны, в свое время заразила и самих чиновников, чья обязанность заключалась не только в том, чтобы писать красивые отчеты о феноменальных успехах казахстанской экономики, а в том, чтобы укреплять финансово-экономический фундамент страны через установления прозрачных и конкурентных правил игры. Но, вряд ли это можно ожидать от системы, где многие банковские структуры были так тесно связаны с некоторыми представителями политической элиты, что непонятно где между ними проходила граница. Поэтому в надувании «мыльных финансовых пузырей» в не меньшей степени были заинтересованы те, кто сейчас стоит в первых рядах обличителей «зарвавшихся банкиров». А ведь еще в декабре 2004 года, международное рейтинговое агентство «Standard & Poor’s» указывало на те самые риски, которые превратились серьезную проблему в 2007 году. Уже тогда утверждалось, что большая часть рейтингов S&P, присваиваемых банкам Казахстана находятся в «спекулятивной» категории рейтинговой шкалы. Поэтому, банкам предлагалось диверсифицировать источники доходов, поднять эффективность, а также внедрить риск-менеджмент. Не менее важным был акцент на чрезмерную концентрацию банковских капиталов в руках небольшого количества акционеров.  Но самым ключевым тезисом было указание на то, что банковская система страны не участвовала в финансировании реального сектора казахстанской экономики, увлекаясь внешним займами, ипотечным и потребительским кредитованием, а также кредитованием строительной отрасли, которая приносила существенную краткосрочную прибыль. То есть, речь как раз шла о тех правилах игры, которые, судя по всему, в 2004 году, устраивали всех и Национальный банк, и АФН, и правительство. Поэтому лишь улыбку вызывает возмущение Карима Масимова по поводу того, что выделенные банкам деньги почему-то не доходят до реального сектора экономики. Как же они дойдут, если созданная государством банковская система изначально была оторвана от этого сектора? В этом случае, Григорию Марченко, Кариму Масимову и руководству АФН я бы посоветовал вспомнить судьбу бывшего председателя Федеральной резервной системы США. Алана Гринспена, который уходил со своего поста в ореоле финансового гуру. Но у него хватило смелости, конечном счете,  признать и свою вину в нынешнем финансовом кризисе, так как он недооценил масштабы бедствия и слишком полагался на способность банков к саморегуляции.

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

1 коммент на тему Экономические хилеры

  1. Диляра
    13.04.2010 19:02
  2. Масимова и Гринспена кажется несколько неуместным, во-первых, масштабы не те, Масимов с трудом может оказать сильное влияние на экономику Казахстана, которая в свою очередь также слабо влияет на мировые финансовые рынки. Во-вторых, к банковской сфере премьер также имеет опосредованное отношение, о том, что БТА раздувает пузырь говорилось несколько лет. А в-третьих, последствия общемирового кризиса повлияли на ситуацию в Казахстане, а не наоброгт. Так что продолжая цепочку можно заявить, что Гринспен и виноват в казахском кризисе))))))

Оставьте Ваш комментарий...





  • Реклама


MAXCACHE: 0.37MB/0.00021 sec